Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №11/2001

ЗООЛОГИЯ

А.Я. ЩЕЛКУНОВА

Прошлое и будущее серых китов

Серый кит

Серый кит

Серый кит

Начало китобойного промысла уходит в далекое прошлое. Известно, что эскимосы Западной Арктики добывали китов еще до нашей эры. По описаниям С.Крашенинникова, одного из первых исследователей восточных районов страны, в те далекие времена жители Курильских и Алеутских островов били китов с байдар из луков ядовитыми стрелами, а «олюторы ловили китов сетями, которые делали из моржовых копченых ремней толщиной в человечью руку. Аборигены Чукотки выходили в море на больших байдарах и, подплыв к киту, бросали в него ручной гарпун, привязанный к надутому китовому пузырю. По ремню подтягивались ближе к животному и снова бросали гарпун, пока кит «не утомится и все байдары к нему не прикрепятся, а затем тащат его к берегу».

Шло время, и способы охоты на китов совершенствовались. Создавались китобойные флотилии, уничтожавшие сотни и тысячи животных. Многочисленные ранее виды становились редкими, а некоторые и вовсе исчезли с лица Земли. Показательна история шпицбергенской популяции гладких китов. Почти все государства повинны в ее истреблении. Первая британская шпицбергенская экспедиция была организована в 1611 г., а в середине XVII в. здесь ежегодно промышляло уже до 400 судов. Пиком добычи считают 1701 г., когда голландцами и немцами было добыто свыше 2600 китов. В 20-х гг. XVIII в. из-за резкого истощения ресурсов промысел китов здесь практически закончился. Последний кит был добыт в районе Шпицбергена в 1911 г. Так была уничтожена эта популяция.

Не менее поучительным примером хищнического промысла может быть история серых китов. Эти киты питаются придонной пищей – бентосом – и ведут в основном прибрежный образ жизни. Поэтому они одними из первых стали объектами китобойного промысла. Кроме того, на них больше, чем на других китах, сказалась урбанизация прибрежных районов, развитие судоходства и рыболовства, лишавшее китов удобных и спокойных мест для размножения.

До начала интенсивного промысла в Северном полушарии существовало три крупных популяции этих китов: одна в Северной Атлантике и две в северной части Тихого океана. В Атлантике эти киты были уничтожены еще в конце XVII – начале XVIII в. Об обитании этих животных у берегов Европы сейчас свидетельствуют лишь полуистлевшие остатки скелетов в Швеции и Англии.

На серых китов охотско-корейской популяции интенсивная охота велась с начала XIX в., а с 1911 по 1932 г. только японцы добыли 1500 китов. В результате столь хищнического истребления к 1930-м гг. XX в. в стаде осталось не более 100 животных.

Серые киты чукотско-калифорнийской популяции дважды находились на грани полного исчезновения – в 1880–1890 гг. и в 1930-х гг. Только с 1846 по 1874 гг. было убито почти 11 тыс. китов. Особенно беспощадно их истребляли в местах размножения – мелководных лагунах у берегов Калифорнии и Мексики. В городе Монтеррей (Калифорния) одна из прибрежных улиц выложена китовыми позвонками.

К 1930-м гг. численность чукотско–калифорнийской популяции сократилась до нескольких сотен особей. Полного ее уничтожения удалось избежать лишь благодаря принятию в 1937 г. закона, запрещающего их добычу. После этого численность популяции стала неуклонно возрастать и в настоящее время достигла своего оптимального уровня.

Что касается охотско–корейской популяции, то многие исследователи считали ее безвозвратно утерянной. К этому были все основания: 50-летний запрет на промысел не привел к сколько-нибудь заметному увеличению численности стада. В 1960–1970-е гг. в северо-западной части Охотского моря было замечено всего 5 серых китов, а в последующие годы, несмотря на тщательные поиски, обнаружить китов вообще не удавалось. И лишь в августе 1984 г. в мелководном заливе Пильтун, отделенном от моря узкой песчаной косой и богатом придонной пищей, было замечено 15–17 кормившихся серых китов. Ученые надеются, что это свидетельствует о медленном росте численности популяции.

Что же ожидает в будущем китов вообще, и серых китов в частности? Можно предположить, что потребность человека в получаемых от них продуктах никогда не исчезнет. Ведь киты являются источником не только ценного мяса, но и кормовой муки, спермацета и других жиров. Печень китов, а особенно кашалотов, – ценное сырье для витаминной промышленности. Так, например, из печени одного кашалота можно получить до 3,3 кг каротина, что равняется его содержанию в 100 т лучшего сливочного масла. Для получения такого количества каротина необходимо переработать свыше 50 т моркови. Нельзя не упомянуть и дорогостоящую амбру, находящую применение в парфюмерной промышленности. Поэтому трудно рассчитывать, что промысел китов в обозримом будущем будет прекращен.

Вероятно, есть смысл говорить об ограниченном промысле. Любая долгосрочная программа использования природных ресурсов должна основываться на том, что прежде чем что-то взять от природы, человек должен ей что-то дать и, не затрагивая «основного капитала», использовать с него лишь проценты. Так логично возникает проблема перехода от промысла к хозяйству.

Одним из решений этой проблемы может быть своеобразное «фермерство», т.е. содержание отдельных групп китов в неволе или полувольных условиях. Серые киты, держащиеся в строго определенных районах, могут стать прекрасным объектом для организации китового хозяйства.

Надо сказать, что небольшой опыт содержания китов в неволе, в условиях океанариума, уже имеется. И первым из усатых китов в океанариуме побывал серый кит. Это была самка-сосунок длиной 5 м и весом 1,5 т, загарпуненная в 1966 г. в лагуне Скаммона. Детеныша опутали сетью, подняли на судно и в бассейне доставили через 5 дней в Сан-Диего (Калифорния). На 6-й день после ранения из его тела извлекли гарпун. Только после этого китенок принял пищу: 15 л сливок, введенных ему с помощью шланга, 15 кг головоногих моллюсков, 4 кг пеламиды, витамины, минеральное масло и антибиотики. Кит хорошо переносил неволю, но погиб через 45 дней от инфекции.

С хозяйственной точки зрения заслуживает внимания проект американского профессора Жифора Пиншота, который предлагал разводить китов в небольших атоллах. Лагуны этих кольцевидных коралловых островов, сообщающиеся с морем, были бы очень удобны для этой цели. Проблему питания китов в атоллах профессор предлагает решать путем «удобрения» лагун. Для этого ветровой двигатель будет выкачивать глубинную воду, насыщенную нитратами и фосфатами, на поверхность. Перемешивание воды в лагуне должно вызвать сильное развитие фитопланктона, а вслед за ним и зоопланктона, все это привлечет стайных рыб и обеспечит питание китов. В нашей стране с аналогичным проектом выступал С.К. Клумов, предлагавший содержать китов в бухтах Курильских островов.

Можно надеяться, что разумный подход к построению отношений с морскими млекопитающими позволит не только удовлетворить растущие потребности человека, но и обеспечит непрерывное возобновление морских ресурсов.

По материалам статьи А.Берзина «Киты – прошлое, настоящее, будущее»
(http://np.rybvod.kamchatka.su/htm/hrdestr/whale1.html )

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru