Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №17/2001

ЗООЛОГИЯ

Н.Ю. ФЕОКТИСТОВА,
И.Г. МЕЩЕРСКИЙ

Юбилей окапи

ОкапиВ этом году исполняется 100 лет с момента научного описания одного из самых таинственных обитателей нашей планеты – окапи. Открытие в дебрях африканских лесов этого крупного жвачного животного, второго из двух ныне существующих представителей семейства жирафовых (Giraffidae), потрясло научный мир и стало одной из крупнейших зоологических сенсаций XX в.

Теперь, спустя сто лет, когда известны и ареал, и многие особенности биологии этого животного, когда окапи можно увидеть во многих зоопарках мира, трудно даже представить себе, как этот довольно крупный зверь мог так долго оставаться не известным зоологам. Как же произошло это замечательное открытие?

В 1882–1883 гг. в районе Восточного Конго состоялась встреча двух исследователей Африканского континента – знаменитого Генри Мортона Стэнли (1841–1904) и молодого английского чиновника, исследователя и натуралиста Гарри Джонстона (1858–1927). Во время бесед Стэнли поделился с Джонстоном своим мнением о том, что все наиболее интересные находки в Африке могут быть сделаны в области Голубых гор к югу от озера Альберта (ныне оз. Мобуту-Сесе-Секо). Позже, в 1887–1889 гг., Стэнли совершил экспедицию по лесам Конго, пройдя от устья этой реки до Голубых гор, спустился к югу и вышел к Багамойо (нынешняя Танзания) на берегу Индийского океана. И хотя экспедиция эта имела политические цели, Стэнли, по словам Джонстона, согласился возглавить ее в значительной мере потому, что получал возможность исследовать так привлекавшие его территории. В книге, посвященной этому путешествию, содержится первое упоминание о неизвестном, похожем на осла животном, которое встречается в лесах Восточного Конго и на которое обитающие там пигмеи охотятся с помощью ловчих ям1 . Самого животного Стэнли, однако, не видел и рассказывал о нем только со слов туземцев.

Г.М. Стэнли

Г.М. Стэнли

Десять лет спустя, в 1899 г., Гарри Джонстон получает назначение на должность губернатора Уганды, перешедшей к тому времени под протекторат Великобритании. Перечитывая перед отъездом книгу Стэнли, он очень заинтересовался этим кратким сообщением. Особенно странным ему показалось, что дикая лошадь может жить под пологом густого леса, где практически нет травяного покрова. Из нескольких ослов, которых Стэнли взял с собой, ни один не дошел до Синих гор – путешественники просто не могли раздобыть для них достаточно корма. Заинтригованный, Джонстон решил, что, если ему представится случай, он обязательно постарается разгадать эту загадку.

Вскоре после прибытия в Уганду, в конце 1899 г., Джонстон столкнулся с неким не в меру предприимчивым немецким антрепренером, которому пришла в голову мысль доставить на открывавшуюся в 1900 г. в Париже выставку группу пигмеев – обитателей лесов Восточного Конго. Джонстон воспрепятствовал этому мероприятию, после чего несколько месяцев держал пигмеев при себе, пока не смог лично доставить их в родные поселки, расположенные в лесах Конго, отправившись туда по служебным делам. Еще перед путешествием Джонстон начал расспрашивать пигмеев о загадочном звере. Те сразу поняли, о ком идет речь, и, показывая на шкуру зебры и на живого мула, сообщили, что это животное называется на их языке «окапи» и похоже на мула, украшенного полосками зебры. После этого Джонстон укрепился в мысли о том, что речь идет о каком-то неизвестном виде зебры или лошади2 .

Рисунок из книги Г.М. Стэнли «В дебрях Африки»

Рисунок из книги Г.М. Стэнли «В дебрях Африки»

Рисунки из книги Г.М. Стэнли «В дебрях Африки»

Прибыв в форт Бени, расположенный на западном берегу реки Семлики, Джонстон спросил об окапи у расквартированных там бельгийских офицеров. Бельгийцы также не удивились вопросу и рассказали, что солдаты-туземцы охотятся на этого зверя и регулярно приносят в форт его мясо и красивые шкуры. Правда, живого окапи никто из офицеров никогда не видел. Далее один из бельгийцев вспомнил, что одна недавно принесенная шкура должна валяться недалеко от границы форта. Шкура действительно нашлась, но была далеко не в лучшем состоянии – обитатели форта вырезали все наиболее красивые места на ремни. Тем не менее Джонстон подобрал ее и отослал вместе с несколькими лоскутами других шкур, полученных от живущих в лесах туземцев, зоологу Склатеру в Англию. Склатер понял, что перед ним шкура неизвестного науке животного, и, заключив из сопроводительной записки, что речь идет о зебре, предложил называть его, вплоть до более тщательного изучения, зеброй Джонстона – Equus johnstoni. Статья Склатера на эту тему была опубликована в декабре 1900 г.

Джонстон же, отослав свои находки, решил попробовать отыскать в окружающих форт лесах и само животное. Вместе с проводниками, в число которых входили и вызволенные им пигмеи, он несколько дней бродил по лесу, но окапи не встретил. Правда, за это время проводники довольно подробно описали животное – ростом оно с крупную антилопу или с мула, довольно беззащитное, живет в самой дремучей части леса и питается преимущественно листьями. Так решилась загадка о том, что ест в темных лесах загадочная зебра, но само животное оставалось неуловимым. Интересно, что во время своих поисков отряд наткнулся на следы окапи, напоминавшие следы лося. Однако Джонстон, будучи уверенным, что ищет родича зебры, т.е. непарнокопытное животное, не обратил на них внимания...

Поиски, однако, не могли продолжаться долго – должность чиновника требовала от Джонстона вернуться к своим непосредственным обязанностям. Офицеры в форте, видя его огорчение, пообещали, что сделают все возможное, чтобы прислать ему в Уганду целую шкуру животного.

Обещание было выполнено – швед Карл Эриксон, состоявший на службе у бельгийцев, прислал Джонстону не только шкуру, но и два черепа окапи. Один из черепов и шкура принадлежали молодому самцу. Именно из этой шкуры и сделали позже первое чучело окапи.

Чучело окапи, изготовленное из первой целой шкуры этого животного, выставленное в естественно-историческом музее Соут-Кенсингтона

Чучело окапи, изготовленное из первой целой шкуры этого животного, выставленное в естественно-историческом музее Соут-Кенсингтона

Получив черепа и шкуру, Джонстон понял свою ошибку и сразу определил новое животное, как родича жирафа. Он даже предположил, что перед ним – представитель рода вымершего рода гелладотериум (Helladotherium) и, отсылая находки в Англию (на этот раз – профессору Рею Ланкастеру), предложил для открытого животного название «гелладотериум полосатый».

Посылка со шкурами и черепами прибыла в Лондон в июне 1901 г. Изучив находки, Ланкастер не согласился с мнением Джонстона и заключил, что окапи – не гелладотериум, а представитель другого, доселе неизвестного рода семейства жирафовых. Профессор счел правильным оставить за ним туземное имя, а видовое название окапи получил в честь человека, сумевшего наконец открыть это животное для науки – Okapia johnstoni.

Окапи – довольно крупный зверь. Длина его тела около 2 м, высота в холке – 150–170 см, а масса – от 210 до 250 кг. Шея гораздо короче, чем у жирафа, и составляет всего 2/3 длины туловища. Хвост имеет длину 30–40 см и оканчивается кисточкой. Окрашен окапи очень красиво: общий красновато-коричневый фон, более темные плечи и крестец и ярко-белые ноги, украшенные в верхней части темными поперечными полосами. Голова зверя светлая, с большими выразительными глазами и широкими, трубчатыми и очень подвижными ушами. На голове у самцов (а иногда и у самок) есть небольшие (длиной всего около 15 см) ежегодно сменяющиеся рожки, покрытые кожей, но с роговыми наконечниками. Язык окапи темный, длинный и удивительно ловкий. С его помощью животное не только срывает листья с деревьев, но и умывается.

Распространен окапи в холмистой местности на северо-востоке Заира (бывш. Бельгийское Конго), покрытой труднодоступными тропическими лесами. Звери предпочитают держаться на высоте от 500 до 1000 м над ур. м., в основном вблизи рек и полян – там, где зеленая растительность спускается поближе к земле.

Кормом окапи служат не только зеленые листья, почки, побеги, но и трава, папоротники, фрукты, грибы – всего более 100 видов, причем многие из них для человека ядовиты. Кормятся окапи в основном в светлое время суток.

Исследование помета этих животных показало, что они в довольно больших количествах едят древесный уголь и солоноватую, содержащую селитру глину, которую находят на берегах рек и ручьев. Таким образом, вероятно, окапи компенсируют недостаток минеральных солей в организме.

Живут окапи, в отличие от стадных жирафов, поодиночке и лишь изредка, во время кормежек, могут объединяться в небольшие группы. Участки самцов несколько больше участков самок и составляют от 2,5 до 5 км2. По наблюдениям в зоопарках, окапи довольно активно метят свою территорию. При этом самцы используют в качестве пахучих меток мочу, а также оставляют запаховые метки, потираясь шеей с расположенными на ней пахучими железами о стволы деревьев. Для самок же использование шейных желез – основной способ оставления информации о себе.

Во время брачного сезона, который бывает в мае-июне или ноябре-декабре, самец и самка сходятся и некоторое время держатся вместе. Однако после спаривания пара расходится и самка заботится о своем единственном малыше, который появляется на свет через 440 дней, в одиночку. Роды происходят в самых глухих местах леса. Малыш появлется на свет довольно крупным (его масса от 14 до 30 кг) и развитым. Через 20 мин он уже может сосать молоко, а через полчаса – следовать за матерью. В течение одного-двух дней после родов самка выбирает укромное местечко и создает там нечто вроде гнезда, где детеныш и проводит примерно 80% времени – пока его мать добывает себе пропитание. Интересно, что физиология его организма в раннем возрасте такова, что все полученное им молоко усваивается и малыш совсем не выделяет кала. Это помогает ему избегать хищников, которые могли бы найти его по запаху. Мать очень привязана к своему детенышу и смело защищает его с помощью сильных ударов ног от любых врагов.

Мать с детенышем

Мать с детенышем

Детеныш окапи питается молоком матери около 6 месяцев и еще почти до годовалого возраста продолжает периодически прикладываться к ее соскам. Кроме того, даже перейдя на самостоятельное питание, детеныш еще долго держится вместе с матерью. Молодые окапи достигают взрослых размеров только к 3 годам, хотя в неволе самочки могут впервые спариваться в возрасте 1 года 7 месяцев, а молодые самцы – в 2 года 2 месяца. Какова продолжительность жизни этих животных в природе, никто не знает, но в зоопарках они вполне успешно доживают до 30-летнего возраста.

Первый окапи в зоопарке появился в 1919 г., но прожил недолго, всего 50 дней. Неудачей закончились еще несколько попыток содержания этих зверей в неволе. Однако в 1928 г. в Антверпенский зоопарк попала самка по кличке Теле, которая прожила целых 15 лет и, возможно, жила бы и дальше, если бы не война. В 1954 г. в том же Антверпенском зоопарке на свет появился первый детеныш окапи, рожденный в неволе. К сожалению, он вскоре погиб. Но в 1956 г. в Парижском зоопарке произошло уже полностью успешное размножение окапи. Сейчас эти звери содержатся и приносят потомство во многих зоопарках мира.

Окапи в зоопарке

Окапи в зоопарке

Интересно, что хотя в природных условиях окапи, насколько это известно, ведут одиночный образ жизни, в зоопарках, если их содержать вместе, поддерживают в своих группах определенную иерархическую структуру. При этом они могут выказывать некоторую агрессию, например ударять противника ногой или головой. Когда отношения выяснены, доминантные животные держат голову высоко поднятой, а шею выпрямленной, так что возвышаются над другими особями. Когда же подчиненные хотят выказать доминантам свое почтение, они прямо-таки кладут шею и голову на землю.

Литература

Всемирная энциклопедия животных. Млекопитающие. – М.: Астрель, 2000.

Корниш Ч. Мир животных. Млекопитающие. – М., 1910.

Фауна мира. Млекопитающие. – М.: Агропромиздат, 1990.

Grzimek B. Grzimek’s Encyclopedia of Mammals. Vol.5. New York, 1990.

Источники в сети «Интернет»:


1 В сокращенном русском переводе этой книги, изданном в советское время (Стенли Г. В дебрях Африки. – М.: Государственное издательство географической литературы, 1948), это упоминание, к сожалению, опущено.

 2 И лошади, и зебры, и ослы – виды одного рода Equus.

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru