Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №39/2001

ЗООЛОГИЯ

Н.Ю. ФЕОКТИСТОВА

Как путешествуют мальки рыб

Шумный и пахучий коралловый рифХотя у многих видов рыб известны те или иные формы заботы о потомстве, все же большинство этих животных ограничивают свои родительские обязанности тем, что выметывают в воду огромное количество икринок. Как сложится судьба будущих личинок, смогут ли они раздобыть себе пропитание, спрятаться от хищников, будет зависеть уже от них самих. А еще рыбьей молоди нужно будет со временем оказаться в местах, где жили и живут их родители и сородичи. Ведь именно там их ожидают наиболее благоприятные условия для жизни и размножения.

Шумный и пахучий коралловый риф

Многие рыбы нерестятся совсем не там, где проводят большую часть жизни, а там, где будет удобнее и безопаснее развиваться икре, личинкам и малькам. Поэтому настанет время, когда молоди нужно будет пускаться в путешествие, зачастую весьма длительное. Да и в том случае, когда родители откладывают икру, что называется, «у себя дома», личинкам не всегда удается избежать странствий. Их подхватывают и уносят от родных мест приливно-отливные волны и морские течения – ведь крохотные беспомощные создания практически не в силах противостоять им. Например, мальки многих представителей коралловых рыб становятся способными активно перемещаться в нужном направлении только примерно через месяц после вылупления из икринки, достигнув длины в 1–2 см. К этому времени их может унести далеко от родного рифа в открытый океан.

Долгое время биологи были уверены, что судьба таких мальков – плыть в море наугад и лишь при счастливом стечении обстоятельств вновь оказаться у рифа. И совершенно не обязательно около того, где они появились на свет.

Внешний вид икринки большинства коралловых рыб

Внешний вид икринки большинства коралловых рыб

Личинка коралловой рыбки в возрасте нескольких дней

Личинка коралловой рыбки в возрасте нескольких дней

Такие предположения были основаны на изучении способности к активному передвижению мальков совсем других рыб – трески и сельди, пелагических обитателей вод Северного полушария. Эти мальки, при аналогичных размерах – пловцы медленные и неактивные.

Однако когда в специальные бассейны, предназначенные для подобных экспериментов, поместили мальков коралловых рыб, результаты оказались такими, что многие исследователи просто им не поверили. Оказалось, что 1–2-сантиметровые рыбки могут проплывать громадные расстояния – более 100 км! Разумеется, представители разных видов передвигаются с разной скоростью, но во всех случаях она оказалась гораздо большей, чем предполагали раньше.

Чтобы проверить полученные значения, ученые решили проследить за мальками непосредственно в океане. Мальков некоторых видов коралловых рыб легко отловить ночью в световые ловушки, а затем их можно выпускать днем в удобном месте и начинать наблюдение – каждые 30 с регистрировать скорость, направление движения и глубину нахождения малька. Правда, на практике все оказалось не так просто, как в теории. Крошечные мальки обладают отличным камуфляжем, а всевозможные другие рыбы и обитатели океана отвлекают внимание человека. В результате наблюдатель быстро уставал, и его приходилось заменять, чтобы он окончательно не потерял из вида объект наблюдения. В итоге время следования за одним конкретным мальком составило около 10 мин, но и этого оказалось вполне достаточно, чтобы получить ценную информацию.

Ученые, наблюдающие за мальками в океане

Ученые, наблюдающие за мальками в океане

Наблюдения показали, что мальки коралловых рыб плывут в океане со скоростью около 20 см/c, или за 1 секунду они преодолевают расстояние, равное длине 14 собственных тел. Если бы человек плыл с такой скоростью, то 100м он бы проплыл за 3,6 с, в то время, как мировой рекорд человека при заплыве на дистанцию в 100 м составляет 48 с. Мальки рыб Северного полушария плавают медленнее, чем «южные»– всего 3–6 м/с.

Почему мальки рифовых рыб плавают гораздо быстрее мальков, живущих в водах Северного полушария? На этот вопрос пока нет однозначного ответа. Может быть, дело просто в разной технике наблюдений? Ведь и «южные» мальки в естественных условиях показывают результаты на 50% выше, чем в лаборатории. А «северных» мальков для измерений в лаборатории даже и не отлавливали, а выращивали в аквариумах из икринок. С другой стороны, мальки рифовых рыб могут быть лучшими пловцами благодаря тому, что их плавники и форма тела более приспособлены для скоростного движения.

Второй очевидный факт, который зафиксировали ученые при наблюдении за мальками в океане, это то, что они движутся не хаотично, а в определенном направлении. В направлении кораллового рифа – на каком бы расстоянии он не находился – 50, 100 или даже 1000 м от места выпуска. Как же рыбки чувствуют, где находится риф? Возможно, мальки ориентируются на слух и на запах. Риф – место очень шумное. О него разбиваются волны, многочисленные рыбы-попугаи с громким хрустом откусывают куски кораллов, разнообразные креветки издают громкие щелкающие звуки, и практически все рыбы «разговаривают» друг с другом (см. статью «Как слышат и разговаривают рыбы», «Биология», №41/1995). Звуки очень хорошо распространяются в воде, а мальки имеют отлично функционирующий слуховой аппарат. Специальные исследования показали, что уровень шума на австралийских коралловых рифах максимален летом, в ночные часы, в новолуние. И именно в это время наибольшее число мальков возвращается сюда из морской дали.

Но не стоит забывать и об обонянии. Разнообразные запахи идут и от водорослей, и от кораллов, и от самих рыб. А личинки, еще будучи размером всего в 8 мм (это составляет меньше половины длины развитого малька), имеют отлично развитые ноздри и вполне могут двигаться по градиенту запаха.

Органы обоняния устроены у рыб довольно просто. Они начинаются парными ноздрями, ведущими в слепой мешок, устланный хорошо развитым складчатым обонятельным эпителием. Каждая ноздря разделяется специальным кожистым клапаном на два отверстия: у плывущей рыбы вода заходит в обонятельный мешок через переднее и выходит через заднее носовое отверстие. У части рыб, например у плотвы и угрей, ток воды в обонятельных мешках усиливается движением специальных мерцательных ресничек, устилающих внутреннюю поверхность мешка. От клеток обонятельного эпителия информация о запахах поступает в обонятельные доли переднего мозга, где анализируется.

Обоняние у рыб очень острое. Например, морские налимы, сидящие в бассейне емкостью 300 л, моментально реагируют на прибавление 2,5 л воды из 12-литрового аквариума, в котором лишь в течении 5 мин находилась одна-единственная рыбка атерина. Еще острее обоняние у угря: он воспринимает запах при наличии всего 15–50 тыс. молекул растворенного вещества в 1 л воды – это примерно соответствует уровню обонятельной чувствительности собаки.

Рыба-хирург (длина 60 см)

Рыба-хирург (длина 60 см)

2-сантиметровый малек рыбы-хирурга

2-сантиметровый малек рыбы-хирурга

Биологическое значение обоняния у рыб весьма многообразно. Эксперименты показали, что они отлично узнают по запаху о присутствии рыб чужих видов. Например, гольяны и пескари могут различать запахи 15 видов рыб, принадлежащих к 8 семействам. Кроме того, рыбы прекрасно узнают и запахи особей своего вида. Благодаря этому стайные рыбы слаженно движутся вместе в мутной воде, а одиночные могут находить себе партнеров, когда наступает пора размножения. Более того, запахи могут передавать даже настроение сородичей. Американские исследователи провели такой эксперимент. Когда много рыб определенного вида – так называемых рыб-котов – сидят в одном аквариуме, в тесноте, они ведут себя достаточно мирно. А если в аквариум посадить всего двух рыб, они сейчас же затеют драку. Но стоит долить туда воды из аквариума–«коммуналки» – драка прекращается. И наоборот, если к группе спокойно плавающих рыб-котов подлить воду из аквариума с дерущимися особями, то и здесь также начинаются драки.

У многих рыб, особенно стайных, в особых бокаловидных клетках кожи содержится «вещество страха», или «кайромон». Если кожу рыбы поранить, то оно попадет в воду и его моментально учуют сородичи. В ответ на такой сигнал стая уплотняется, что затрудняет нападение хищника, или наоборот, рыбки «разбегаются» в стороны и затаиваются, что также помогает им спастись.

Лососи на нересте

Лососи на нересте

Огромное значение обоняние и «обонятельная память» имеют в жизни мигрирующих и проходных рыб. Так тихоокеанские лососи появляются на свет из икры в реках, проводят в них несколько месяцев на стадии личинки и малька, а затем скатываются в море и там кочуют, нагуливая жир. А через несколько лет, когда рыбы становятся взрослыми, они мигрируют на нерест к устью родных рек, зачастую преодолевая при этом сотни километров морских просторов. Эксперименты показали, что 34% вновь пойманных рыб, помеченных еще на стадии малька, пришли на нерест в «свою» реку, а 65% – в соседние. И только 1% пойманных рыб выбрали для своего размножения реки, удаленные на значительные расстояния от мест, где они сами появились на свет.

Икринка и личинка лосося

Икринка и личинка лосося

Считается, что ориентироваться проходным рыбам помогает запах «родной» воды. Вполне возможно, что так же ориентируются и мальки прибрежных видов, унесенные течениями далеко от родительских мест.

Литература

Акимушкин И. Мир животных. Птицы. Рыбы. Земноводные и пресмыкающиеся. – М.: Мысль, 1989.

Наумов Н.П., Карташов Н.Н. Зоология позвоночных. Ч.1. – М: Высшая школа, 1979.

Nature Australia. 2000. V.26, №10.

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru