Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №1/2002

С.В. УХАНОВ

Конь и всадник

...Лошадь. Как передать словами нашу с тобой близость
нашу любовь — нет тоньше, таинственнее и чище
этой любви, навеки верной, не обманывающей
любви между человеком и животным.

Иван Бунин

Интересное и богатое прошлое у верного помощника человека – лошади. Уже более 6 тыс. лет она верой и правдой служит людям. За многие века судьбы коня и всадника тесно переплелись между собой. «Лошадь человеку – крылья» – гласит русская народная пословица. И тысячу раз прав американский писатель У.Фолкнер, который заметил, что «на всей земле по пальцам можно пересчитать тех, в чьей жизни и памяти, в испытаниях судьбы и личных пристрастиях лошадь вовсе не занимала бы места».

Человек использовал лошадей практически во всех областях своей повседневной жизни, и лошади вошли в национальный эпос, поговорки, пословицы, произведения живописи и художественной литературы. Первые рисунки лошадей были сделаны древними художниками за несколько тысяч лет до нашей эры и встречаются во всех частях света. В России самая большая коллекция скульптурных работ и картин (более 3 тыс.), изображающих лошадей, собрана в Музее коневодства Московской сельскохозяйственной академии им. К.А. Тимирязева. Здесь представлены картины М.Врубеля, М.Грекова, В.Поленова, К.Савицкого, В.Сурикова...

В начале периода одомашнивания лошади долго сохраняли признаки своих предков – разных подвидов дикой лошади, тарпана. Это было время бессознательного разведения, без создания определенных условий содержания и отбора. Ученые-лингвисты считают, что первыми на нашей планете приручили и одомашнили коня индоевропейцы (предки иранцев, греков, германцев, славян и других европейских народов), потому что слово «конь» — индоевропейского происхождения.

А затем наступил неизбежный период целенаправленного совершенствования пород в зависимости от характера и степени применения. Колоссальная потребность в лошадях для передвижения, охоты, военных нужд, работы в сельском хозяйстве привела к тому, что люди, используя искусственный отбор, создали множество пород. В настоящее время во всех странах мира насчитывается около 250 пород лошадей, из них 50 разводились в России и на других территориях бывшего Союза.

Как сообщает В.О. Витт (1937), первыми стали совершенствовать лошадей народы Древнего Востока. На скульптурных, живописных, графических изображениях у разных народов можно видеть два типа верховых лошадей: один массивный, второй — более легкий, напоминающий современных ахалтекинцев.

Изучение костных останков и письменных источников указывает на наличие в Древней Руси лошадей разных пород, как аборигенных, так и привезенных с Востока («фари» и «скоки») и Запада. Само название «фарь» восходит к арабскому «фарае» – конь. Об этих благородных легких скакунах упоминается в русских летописях уже с XII в.

В Киевской Руси разводили лошадей в основном легких верховых пород, пригодных для организации подвижной княжеской конницы, славившейся своей возможностью совершать марши на дальние расстояния. При формировании полков лошадей подбирали по мастям одной породы или похожих типов. А украшением княжеских дворов исконно были статные, красивые и резвые лошади.

Другие требования позже предъявлялись к лошадям, использовавшимся в пышных выездах царского двора. Особо почитались аргамаки (верховые лошади из Персии), и для этой цели были налажены крепкие связи с Востоком. Царь Иван Грозный называл себя охотником «до аргамаков – до жеребцов добрых». Наряду с царской аргамаки пополняли и боярские конюшни. Парадные выезды царя (великолепную карету, запряженную десятью роскошными лошадьми) сопровождали многочисленные всадники на богато убранных конях.

Интересно, что при таких выездах действовало правило, согласно которому чем знатнее был ехавший, тем медленнее он передвигался. Поэтому особенно ценился внешний вид лошадей, а к их выносливости и резвости больших требований не предъявляли. Первым нарушил эту традицию Петр I, поставивший разведение лошадей на достаточно высокий для того времени уровень: организовывались государственные конные заводы, предназначавшиеся для обеспечения нужд армии.

Наряду с укреплением российской кавалерии большой заслугой Петра было введение правил конных соревнований на Руси. Такие соревнования издавна пользовались большой популярностью и, по существу, являлись испытанием как для лошадей, так и для всадников, особенно в армии. Что же касается бегов, то они представляли собой в основном катание на тройках, – увеселительное развлечение, мало влиявшее на усовершенствование физических возможностей лошадей.

В этом отношении большая заслуга принадлежит графу Алексею Григорьевичу Орлову, вместе со своим братом Григорием (фаворитом Екатерины II) долгое время участвовавшим в делах внутренней и внешней политики Российской империи. После отстранения Григория Орлова от государственных дел Алексей, также получивший отставку, поселился в Москве, в своем дворце в Нескучном саду, и вел деятельно-праздную жизнь опального вельможи. Среди его забав была организация так называемых каруселей, участникам которых, всадникам, приходилось выполнять огромное количество по сути цирковых заданий. Они хватали на ходу чужие шлемы, рубили картонные головы, старались попасть копьем в мяч. Самым ловким вручались призы — кубки, блюдца и перстни из золота. А поэт Василий Львович Пушкин (дядя А.С. Пушкина), завсегдатай таких мероприятий, как «карусельный пиит», посвящал им стихи.

Позднее Алексей Орлов взялся за организацию бегового дела, превратив его из случайного явления, спутника Масленицы, в хорошо отлаженную систему. Кроме зимних бегов, проходивших при жизни графа в Нескучном саду еженедельно, А.Г. Орлов организовал и летние бега на Донском поле у Донского монастыря. Особенностью этих соревнований, в которых участвовал и сам граф на своем любимом мерине Потешном, были бега на коротких близко расположенных прямых отрезках с крутыми поворотами.

И зимние, и летние бега в Москве быстро завоевали широкую популярность и привлекали множество народа. Иногда зрителей на Москве-реке собиралось столько, что трещал лед.

А.Г. Орлов говорил, что «наша, казалось бы, забава есть дело государственной важности». Шло время, и роскошные праздники постепенно сменились более строгими спортивными развлечениями. Это были скачки, в которых участвовали сами владельцы лошадей, с середины XIX в. перешедшие на беговые дорожки ипподромов. Стали разрабатываться различные системы тренинга, большие требования предъявлялись к лошадям, что, безусловно, способствовало улучшению их резвости и выносливости. Россия стала славиться богатством и разнообразием пород лошадей. Одной из самых популярных и выдающихся из них была и остается орловская рысистая порода, 225-летний юбилей создания которой был отмечен в 2001 г* .

 


* Об орловском рысаке см. «Биология», № 24/2001.

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru