Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №9/2005
Лошади и воспитание

КОПИЛКА ОПЫТА

А.И. РЫЖИКОВ,
учитель с-х колледжа,
г. Темников, Республика Мордовия

Лошади и воспитание

Детство мое, как, впрочем, и большинства моих сверстников, прошло на колхозной конюшне, благо, что она была рядом с нашим домом. Здесь мы получали первые трудовые навыки. Сначала рады были подтащить «седелку» или хомут взрослому мужику, подержать вожжи, прокатиться на телеге хоть немного. А затем уже нам, мальчикам, доверяли отвести коней на водопой или отогнать в ночное. До сих пор помню я их клички: «Сильная», «Дамка», «Казак», «Венерка», «Любаша»...

В послевоенные годы на колхозных конюшнях был полный конский интернационал. Были здесь полудикие монголки, которых поставляли в армию прямо из бескрайней монгольской степи Гоби. Были и немецкие трофейные тяжеловозы, кубанские и донские казачьи лошади. Всех их из-за болезней или ранений оставляли в колхозах проходившие через мою Орловщину воинские части. Сначала это были отступающие части Красной Армии и наступающие – немцев, а затем, наоборот, отступали немцы и наступали советские войска. Все забирали годных лошадей и бросали негодных.

Местные старики выходили многих из них. В то время еще хорошо знали народные средства лечения лошадейи. Жаль, что сейчас лошадь становится все более экзотичным животным в наших селах. Кое-где правда, стараются обзавестись конно-спортивными школами, но нынешняя экономика позволяет это только очень богатым хозяйствам. Поэтому даже деревенские дети с большой опаской подходят к лошади, а многим в детстве так и не удается притронуться к бархатным ноздрям лошади или почувствовать ее ласковые губы, аккуратно берущие кусочек сахара или хлеба с рук. Во времена моего детства в деревне не было паренька, который не мог бы прокатиться верхом на лошади. И не только прокатиться, но и промчаться галопом по пыльной сельской улице.

Тянуло нас, сельских ребятишек, к лошади. Уставали за рабочий день по-страшному. Трудились ведь наравне со взрослыми мужиками. Не было у нас сокращенного рабочего дня – работали от зари и до зари, и это не отражалось на нашем здоровье. Осенью приходили мы в школу возмужавшие и загоревшие совсем не курортным загаром.

Помнится, в один из годов я заработал в колхозе на новые ботинки, которые стоили 25 рублей. Зa это мне пришлось отработать 90 трудодней, т.е. практически каждый день с июня по конец августа приходилось выполнять нелегкую сельскую работу. Это был 1954 г. Несмотря на многие трудности, не забывали о «своих» лошадях – хоть и жили впроголодь, но урывали горбушку хлеба, а то и кусочек сахара – для лошади. Не это ли было воспитанием чувств, любви ко всему живому, к природе, о котором тогда и слыхом не слыхивали и о котором так много говорится сейчас, а практически делается мало.

Каких животных видит сегодняшний ребенок в городе? Самое большее – кошку или собаку. А тогда мы имели в «собственности» целую лошадь. Колхозные бригадиры старались негласно закреплять за нами наших лошадей, и это шло на пользу и ребятишкам, и лошади, и работе. Мне чаще всего приходилось работать со старым мерином «Соколиком», который понимал команды не хуже человека. Став постарше, я получил в свою «собственность» громадную кобылу «Любашу», с которой отказывались работать даже взрослые мужики. До меня она сумела разнести несколько телег, да и их хозяева остались живыми лишь чудом. «Любаша» страшно боялась всякой техники и могла понести по любому поводу, например если позади фыркнет автомашина. Со мной она ничего не боялась – мелкая дрожь пройдет по ее телу, когда мимо промчится полуторка, но лошадь быстро успокаивалась.

Удивительные создания – лошади! Подчиняются какому-то мальчишке – его рост не позволяет поднять хомут на уровень лошадиной головы, а лошадь специально опустит голову и позволит надеть хомут на себя. Однажды по дороге в ночное я свалился с лошади прямо ей под ноги. Уздечку не выпустил из рук. И до сих пор помню, как опускалось на мою грудь лошадиное копыто. Но не опустилось. Я не знаю, чего стоило это лошади, но она сумела остановиться на всем скаку и аккуратно перешагнула через меня. Это была армейская кавалерийская лошадь. Почему «кавалерийская»? Да потому, что она знала строй, и работать с ней было легко. Она понимала все. Естественно, что она стала моей любимицей.

Мне приходилось бывать в разных уголках СССР, и всюду я старался побольше узнать о лошадях.

В Сибири существует целый пласт народных ямщицких сказов, где главным героем является не ямщик, а его конь. Кони спасали ямщиков от волков и медведей, которые подстерегали их по дороге, спасали от лихих людей. Все эти сказы связаны с древним Сибирским трактом, по которому везли товары в Китай или обратно. Одним из самых дорогих китайских товаров был чай. Разбойников, которые нападали на «чайные» обозы, так и называли «чаерезы» Вот тут-то кони и выручали.

На Сибирском тракте выковалась особая порода лошадей чрезвычайно неприхотливых, выносливых и преданных своему хозяину. Обычно это были невзрачные, на первый взгляд, лошадки, но обладавшие большой скоростью и особым чутьем дороги под снежным покровом. Охотник на таком коне чувствовал себя почти в полной безопасности. Конечно, на охоте случалось всякое, но конь никогда не бросал своего хозяина, был предан ему не хуже собаки. А случись с хозяином беда, тут же стремился донести домой нерадостную весть.

Мне приходилось читать о своеобразных соревнованиях в одном сибирском селе. Приезжий ухарь-купец имел чудесную тройку рысаков и задумал поспорить с местными: кто кого обгонит. Был в селении ямщик, кони которого считались самыми быстрыми. Поспорили. Дали старт по целине. Купеческие кони, повинуясь приказу ямщика, рвались по прямой. А местный ямщик бросил вожжи и отдался на волю своим коням-лохматкам. Его кони начали забирать сильно в сторону от прямой, но ямщик их и не останавливал. Скоро купеческая тройка попала в слабо замерзшую болотину и резко снизила скорость бега. А ямщицкие благополучно миновали болотину стороной и первыми пришли к финишу.

В старинных русских сказках конь (Сивка-бурка, Конек-горбунок) был первым помощником в добрых делах. Да и наших известных богатырей – Илью Муромца, Добрыню Никитича, Алешу Поповича – просто нельзя представить без их коней.

Во время поездок в Киргизию я видел особых коней. Удивительно, как на скудном корме вырастали такие выносливые лошадки. Узкая горная тропа, а лошадь идет совершенно самостоятельно. И умен тот седок, который отдается на волю своего коня – конь не подведет. Бывало, едешь верхом по горным тропам Тянь-Шаня, а как взглянешь на тропу, тут же возникает желание дернуть за уздечку – не по-твоему идет конь. Но я всегда сдерживал себя. И конь не один раз спасал мне жизнь.

Некоторое время я прожил в Казахстане. Низенькие степные лошадки не бросались в глаза. «Косматки» – как назвали бы их в Сибири. Но какими выносливыми они оказывались. Этому есть свидетельства, зафиксированные в военных документах.

«Киргизские лошади очень выносливы и легко приспосабливаются к любым условиям. Казаки 7-го Сибирского полка, выведенные из дома, принимали участие в боях в Восточной Пруссии. В 1916 г. были переброшены в Семипалатинск. Оттуда походом, через г. Верный (Алма-Ата) и Ташкент направились к Ашхабаду и далее в Персию (Иран). Все лошади прекрасно выдержали этот поход и только в Персии начали гибнуть от болезни, напоминающей сибирскую язву...*.

Народная селекция на территории бывшей Российской империи вывела большое количество удивительных пород лошадей. Это, прежде всего, «дончаки», выведенные донскими казаками, ахалтекинцы в Туркмении, орловские рысаки, выведенные на конных заводах графа Орлова и его потомков. Орловских рысаков часто связывают с городом Орлом, но это не правильно. Родина орловских рысаков – Воронежская область, где и были конные заводы графа Орлова.

Печально, что в недавнем прошлом ахалтекинцев сдавали на живодерни. И кто знает, долго ли продержатся остатки лошадиного поголовья в деревнях и селах современной России. Жаль, если они сгинут без следа среди железной техники. Массового появления лошадиного транспорта, даже на селе, ожидать не приходится. Вот и вырастает новое поколение мальчишек, абсолютно равнодушное к чудесному созданию природы – лошади. Все больше подростков понятия не имеют, как проехать на лошади верхом. Их нынешние увлечения – телевизоры, компьютеры, магнитофоны – отдаляют их от всего живого.

Надо бы переиздавать книги о конях. Например, многотомное издание «История конницы», книги Ковалевской В.Б. «Конь и всадник», Липец Р.С. «Образы батыра и его коня в тюрко-монгольском эпосе». Возможно, есть и более интересные книги о конях.

Я уверен, что экологическое воспитание будет действенным только в том случае, если человек с малых лет будет твердо считать себя зависимым от других живых существ, т.е. от природы.


* Бенкевич В.Я. Животноводство в Тургайской области и его экономическое и хозяйственное значение для населения. – Оренбург, 1918.

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru