Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №6/2007

БОТАНИКА

Е.А. СТРОГАНОВА

Великое преображение

Вот и пришла долгожданная весна. Если большие снега хорошо напоили землю – жди обильного сокодвижения. Пора собираться на экскурсию в ближайший лес, рощу или парк. На последнем перед экскурсией уроке мы обычно старались затронуть ее тему. Сейчас я бы предложила ребятам нарисовать дерево – какое хотите. Большинство ребят, кто живет к западу от Урала, отдаст предпочтение березе, на втором месте – ель. А если спросить у них, какое дерево считается национальным, большинство ответят: «Береза». И только некоторые назовут лиственницу. Да, на огромных просторах России величественные и красивейшие лиственничные леса занимают огромные площади. Роль этого дерева в природных ландшафтах и хозяйстве страны огромна, древесина бесценна, и множество других достоинств неоспоримы. Но это порода Сибири.

А для жителя европейской части самая родная – береза. Она воспета в песнях, былинах и преданиях, о ней слагают сказки, пословицы, поговорки, с ней и порадуешься, ей и поплачешься. Она так востребована во всех областях народной жизни, что всего и не перечесть. Испокон веков народная медицина использовала все части березы: почки, тычиночные сережки, листья, ветки, бересту, березовый гриб – чагу, березовый сок, деготь и др. В хозяйстве не обходились без древесины, угля и того же дегтя.

Деготь – замечательное изобретение народного промысла – обладает удивительным запахом. Этот запах сельского подворья, деревенского быта живет в уголках нашей генетической памяти и, наверное, ассоциируется с запахом родной стороны, и потому, несмотря на все многообразие тончайших парфюмерных ароматов, вошедших в нашу жизнь, он нам нравится. Понравился и детям, когда я предложила понюхать кусочек дегтярного мыла. Несколько девочек «утонченного вкуса» сначала слукавили, а потом признались, что чем-то он трогает.

Возвращаясь к березе, вспомним, что растопить и жарко натопить печь нельзя лучше, чем березовыми дровишками. В поделках народных промыслов использовали и бересту, и древесину. В баньке парились березовыми вениками. В праздник украшали свои жилища молодыми березовыми ветками. Гулять и песни петь шли в березовую рощу, по грибы-по ягоды – в березовый лес. Словом, наша родная березонька нас хранит, бережет, кормит, поит, согревает, утешает и радует. А мы можем отплатить ей любовью и бережным отношением к нашим самым красивым на свете березовым лесам. Помните, как в песне Д.Тухманова на стихи М.Ножкина:

Я б в березовые ситцы
Нарядил весь белый свет...

Растрогавшись, мы отправляемся в лес. Чтобы не стать узниками темы и до мелочей разработанного плана, не станем называть нашу прогулку экскурсией. Наша цель – посмотреть и получше узнать окружающий мир, себя и своих друзей в этом мире.

Мы чувствуем подъем, потому что становимся свидетелями великого преображения, крутого поворота в жизни нашего леса. Единственное, что может нас серьезно огорчить и испортить настроение, – это брошенные плачущие березы, бесплодно проливающие свои соки на землю. Бессмысленное, варварское отношение к нашей красоте, богатству и национальному достоянию. Вдумайтесь только: стройные белоствольные деревья, целая роща, лес – и все светится праздничным, чистым белым светом. Жителям вечнозеленых экзотических теплых земель такое и не снилось. А мы привыкли и перестали удивляться этому чуду. Мы с восхищением трогаем мягкую корку пробкового дуба, бархатного дерева, завороженно глядим на нагую красу земляничного дерева и с хладнокровным равнодушием вредим сказочно красивым своим белоствольным лесам.

– Так что же, сок пить нельзя?

– Можно. Только не надо так безжалостно ранить могучие стволы. Лучше наклонить ветку, надрезать ее и подвесить баночку. И вы напьетесь, и дерево сильно не пострадает. Пусть ребята проникнутся сочувствием, любовью и благодарностью к своему зеленому другу, пронесут это чувство через всю жизнь и передадут другим.

Идем дальше. А вот и березовый пень. Спил еще свежий, осенний.

– Да он совсем мокрый! Тоже плачет?!

– Да. Корни еще живые, полны сил и гонят вверх живительные соки, а принимать-то некому. Но если мы к этому пню вернемся через 1,5–2 недели, увидим, что он весь оброс молодой порослью. Это проснулись спящие почки. Недополучив в свое время питание по разным причинам, они не раскрылись. Разросшиеся ткани, обойдя, заключили их внутрь. Теперь же на усиленном режиме питания они пробились сквозь наслоившуюся толщу тканей и пустились в рост.

Помните, как в песне:

И даже пень
В апрельский день
Березкой стройной стать мечтает.

Шансов снова стать березкой у него мало. На незащищенный срез попадут бактерии, споры грибов – они разрушат остатки ствола, и через 1–2 года мы найдем его уже покрытым трутовиками, а может быть, опятами.

Но не всякий пень обречен на гибель. Есть породы деревьев, способные успешно возобновляться пневой порослью. Самая знакомая и распространенная из них – липа. Ее быстро растущие (а потому рыхлые) ткани иногда способны возродить молодое поколение раньше, чем «нападут» недружественные охотники до вкусного израненного ствола. В богатых поймах можно встретить целые леса из многоствольных лип – гигантских «кустов», выросших на месте пня. Если хорошо поискать, в центре между стволами найдем почти сгнившие остатки старого спила. О липе, символе женской красоты и стати, нашей целительнице, обладающей великим множеством замечательных свойств, мы еще будем говорить, а пока вернемся к весеннему лесу. Могучий живой насос, тот, что называется сосущей силой, делает свое дело – насыщает почки животворными соками, и, набухшие, они лопаются, освобождая молодые листья.

– Давайте послушаем, как это происходит, – самое время, солнце так пригревает!
– А разве это можно услышать?
Мы замерли, и все другие звуки леса отступили. Слух стал выхватывать только легкие щелчки внезапно разрывающихся чешуй.
– А раньше я этого не слышал.
– Ты просто не знал, что слушать.
– А теперь разотрем почку в ладошках и понюхаем нежный смолистый запах.
– А дереву мы не навредим? (Проняло!)
– Как хорошо они пахнут! Весной!
– А я думала, что пахнут только почки тополя.
– У них просто сильнее запах, и смолки побольше.
– Давайте теперь понюхаем почки черемухи.
– А как их найти без листиков?
– Да вот же они, длинные и остренькие на темных веточках. Присмотритесь, все деревья и кусты разные: по расположению, форме и величине почек, по цвету коры и форме кроны и многим другим признакам. Немного опыта и внимания – и вы легко начнете их различать.

– А это что? А это? А это?

Ребята стали цепляться за каждую веточку, еще не веря, что все легко распознается. Не стоит разочаровывать их отказом называть породы, хотя, конечно, мимолетом все запомнить они и не смогут. Да это и не входит в нашу сегодняшнюю задачу. Достаточно осознания того, что мир леса разнообразен и многолик.

Правда, что-то они запомнят без усилий: бересклет с бородавчатой корой (коркой); малиновые побеги малины; хрупкие, с большими супротивными почками и мягкой губчатой древесиной, побеги бузины. А вот и орешник, лещина. Если бы не сережки, которые он постарался пораньше развесить на ветру в пока еще проницаемом лесу, то отличить его от молодого вяза было бы трудно.

Солнце пригревает все сильнее, и ребятам хочется раздеться. Стоп! Весна красна, да обманчива! С одного бока греет, с другого поддувает. Достаточно расстегнуть курточки, а снимать пока рановато. Теплом яркого дня весна может обмануть кого хочешь, но не растения. Если мы вернемся в наш лес через несколько дней, то найдем молодую корневую поросль березки в пушистых листьях. Корневая поросль распускается раньше взрослого дерева и застрахована от ночных заморозков – мягкое опушение надежно укроет нежный молоденький лист от перепадов температуры. Такую же заботу проявляют и другие древесные породы, но не хвойные. У хвойных иная форма защиты. Старая хвоя, не опавшая весной, продолжает кормить дерево, а молодую можно попридержать до теплых дней. Так что нежные светло-зеленые лапочки елей и смолистые свечи сосен мы увидим лишь на исходе весны, в преддверии теплого лета. Теперь посмотрим: что же растет под пологом леса?

– Смотрите, как много зеленой травы под кленами!
– Это не трава, а деревья.
– ???
– Вы видели, сколько крылатых семян выросло в прошлом году на кленах? А вы заметили, что они стойко держались на ветках всю осень и зиму и на землю просыпались лишь с наступлением весны?
– Они все здесь проросли?
– Не все. Многие послужили зимним кормом птицам. Видели ли вы, как аккуратно и бережно обклевывают крылатое семечко снегири: освободят от кожицы, крылышко – вниз, а вкусные нежные семядоли, прищелкивая, глотают? Упавшие на землю семена с удовольствием употребили мышевидные грызуны. А многие крылатки были подхвачены ветром, пока в виртуозном штопоре спускались вниз, и отнесены далеко от материнского дерева. А те, что остались, проросли здесь в согретой влажной земле. Однако дорастут до взрослых деревьев лишь немногие, самые удачливые. Сейчас этот свежий витаминный салатик с пользой для себя поедят и звери, и птицы. «Предвидя» все эти издержки, клен и вырастил такое огромное количество семян.

Под соседней елкой ребят удивит зеленый коврик кислицы.

– Откуда он взялся? Будто из-под снега появился!
– А ведь и правда, из-под снега! Нежные тройчатосложные, как у клевера, листики мужественно пережили зимние морозы и уже готовы работать, синтезируя углеводы.

Надо спешить «выбросить» цветы, пока высокие нарядные и ароматные травы не переманили насекомых-опылителей.

– А разве насекомые уже проснулись?
– Когда появятся первые цветы, в дневные теплые часы над ними можно будет увидеть и насекомых. Над низенькими травами на «бреющем полете» полетят шмели. Выбравшись из зимнего укрытия (обыкновенно это чужие норки), они должны набраться сил, чтобы строить свое жилье, ведь рыть землю такому маленькому насекомому ох как нелегко! Тут-то и раскроют свои венчики цветы кислички. Маленькие, из пяти белых лепестков с розовыми и сиреневыми прожилками, они очень хороши в своей обыкновенности. Куртинка расцветет обильно, покрывая белой волной зелень. Непогода и вечерние сумерки резко изменят ее облик: цветы закроются, надежно оберегая потомство. Кстати, способность складываться присуща и листикам, очень чутко реагирующим на изменения освещения и ощутимые механические воздействия.

Придет время – и мы опять удивимся переменам. Теперь уже старые листья, поддержав растение на первых, самых трудных этапах весеннего обновления, отомрут, и на смену им придет молодая, густая изумрудная зелень. Тогда можно будет и полакомиться ею (только в чистом лесу, а не в городском парке!) Приятно кислые листья кислички содержат много аскорбиновой и щавелевой кислот. Они очень вкусные, недаром кислицу называют еще заячьей капусткой. Проведем по зарослям кислицы рукой – листики на глазах сложатся, как перед дождем.

Но есть у этой обыкновенной травки и еще одна тайна. «Беспокойство» за потомство не покидает ее, хотя ползучие корневища продолжают увеличивать жилплощадь. В середине лета она зацветет еще раз, правда, скромнее, пряча свои нераскрывшиеся цветы под листочками и надеясь в успехе опыления только на себя. Ботаники называют это клейстогамией. Когда же созреют плоды – маленькие 5-створчатые коробочки, – тогда, собрав все силы, подсыхающий плодик даст последний победный салют – выстрелит семенами в разные стороны, как можно дальше. Остальное доделают муравьи – растащат семена с вкусным довесочком по своим муравейникам, часто теряя и бросая на ходу. Этот способ распространения семян биологи называют мирмекохорией. Вот какая необыкновенная жизнь у нашей кислицы обыкновенной (Oxalis acetosella) – полная упорства, преодолений и побед.

Все это можно рассказать и сейчас, кто-то запомнит и постарается проверить и удостовериться в этом летом. А это уже успех!

– А есть еще травы, зимующие зелеными?
– Да. Саша уже видел землянику под снегом.
– А еще?
– Осока волосистая, она всюду у нас под ногами, живучка ползучая, зеленчук желтый, зимолюбка, брусника, вереск и многие другие. Пережив суровую пору в зеленых одеждах, многие из них заметно обгонят во времени цветения другие травы, украсив лесные поляны, опушки и еще светлый прозрачный лес красочным весенним многотравьем. Но на сегодня впечатлений хватит, пора возвращаться.

Не забудьте, что нам еще надо навестить снежник, что на северном склоне оврага: посмотрим, насколько он сегодня убавился.

– Мы же не были там сегодня, как мы узнаем?
– Вокруг него осталась влажная полоска с бледными розовыми и красными побегам. Весна торопит, и, не дожидаясь освобождения из-под снежного плена, травы рвутся вверх. Но света почти нет, и в клетках появляются хромопласты, улавливающие энергию иных частей солнечного спектра. Эта энергия позволяет опережать в росте таяние, а с выходом наружу быстро (в течение одного дня) клетки наполняются хлоропластами, т.е. зеленеют. Вот по этой еще влажной, с красноватыми проростками полоске мы и узнаем об изменениях сегодняшнего дня.

Снежник действительно сократился в размере, и молодые проростки стали распрямляться.

– А почему они все какие-то «скрюченные»?
– В этом тоже есть свой смысл и необходимость. Давайте вспомним, как растет корень.
– Зона роста корня начинается сразу за кончиком, одетым в корневой чехлик.
– Верно, корешку всю жизнь приходится прокладывать себе путь в грубой земле, и он защитил свои нежные молодые ткани. Побег же испытывает эти затруднения в течение очень короткого времени. Тем не менее он заботливо сохраняет нежную точку роста, согнувшись вниз, и «спинкой» или семядолями прокладывает выход наружу, а потом очень быстро распрямляется, одновременно зеленея.
– А я видела, как прошлой холодной весной по-краснели даже молодые листики на кленах и березах. Света и солнца было много. Так почему?
– Видите ли, растение – это сложнейший организм, основа жизни которого заключается в фотосинтезе, а он в свою очередь запускается при достаточном количестве сбалансированных между собой тепла и света. При недостатке одного из них фотосинтез замедляется, и растение, насколько это возможно, старается помочь себе, адаптируясь к изменяющимся условиям. Покраснение молодых листьев на холоде связано с накоплением в клеточном соке вещества антоциана, улавливающего дополнительную энергию.
– А почему краснеют и желтеют листья осенью?
– Здесь включается другой механизм, ориентированный на прекращение жизнедеятельности листьев. Прекращается фотосинтез – не нужен больше в листьях хлорофилл, он разрушается, и уже не хлоропласты, а хромопласты становятся хозяевами положения, перекрашивая листья в красные и желтые тона. Осенью мы еще раз поговорим об этом.

День уже клонится к вечеру, за четкую линию горизонта уходит солнце. На чистом небе появляются первые звездочки. Дети идут притихшие. О чем они думают? Может о том, что наша прекрасная планета, затерянная среди бесчисленных миров, мерцающих в темнеющем небе, счастливая обитаемая избранница Вселенной, – родина и колыбель удивительной мудрой жизни, и ее надо очень беречь.

Фото М. и О.Бариновых

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru