Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №21/2008

Это интересно

Ю. И. Буданок

Карась серебряный

Первый раз карася серебряного я поймал на удочку в 1960 г. в Северной Киргизии у подножия Тянь-Шаня в межколхозном пруду. Пруд был большой, красивый, и я весь день бороздил его на оригинальном плавсредстве – двух автомобильных баллонах, соединенных деревянной обрешеткой. Рыбное население пруда составляли три вида рыб – карп чешуйчатый, карась серебряный и губач. Я был знаком лишь с карпом, остальные два вида были для меня в диковинку. Нашего уральского золотого карася я знал довольно хорошо, а этот местный отличался от него более сильными зазубренными костяными лучами в плавниках и более светлым фоном золотистых чешуй, да и чешуи эти были, пожалуй, покрупнее. Улов мой был невелик, но я был доволен рыбалкой и знакомством с новыми видами рыб.

Неожиданно, в начале 1970-х гг., серебряный карась стал попадаться на удочку и в моем родном Урале, и чем дальше, тем больше, прямо-таки какое-то нашествие новой рыбы. Это уже потом мы, рыбаки, пришли к выводу, что после одной из многоснежных зим и последующего наводнения, когда вешняя вода размыла глиняные дамбы колхозных прудов, зарыбленных этим карасем, и он к нашей радости скатился в Урал. Карася было много, ловился он даже на перекатах, что ему, любителю спокойной воды, было несвойственно. И что интересно – он весь был с икрой, самцов не было.

Это уже потом, много позже, мы узнали, что у этого вида карася существует две формы. У одной есть и самцы, и самки, а у другой – только самки, а самцов нет вообще. К нам пришла именно такая форма – бессамцовая. Самцовая форма обитает в бассейне Амура, на Сахалине, в Китае и Корее, по слухам, есть и в Белоруссии. В настоящее время серебряный карась распространен, наверное, по всей территории бывшего Союза, завезен даже в Америку, т.к. стал важнейшим видом в прудовом рыборазведении. Отличить одну форму от другой можно только с помощью генетики – по числу хромосом. У двуполой формы их около 100, а у однополой – 156. Расхождение форм зашло так далеко, что теперь даже там, где существуют две формы в одном водоеме, перекрестного воспроизводства не наблюдается. Однополая форма, по существу, стала новым отдельным видом.

Такое бессамцовое воспроизводство называется гиногенез, в переводе на русский язык – «рождение самок». Для размножения у этого карася «используются» самцы других видов и родов рыб семейства карповых, присутствующих в водоеме. Но реального оплодотворения икры, то есть слияния мужского и женского ядер, при этом не происходит. Сперма лишь стимулирует дальнейшее развитие яйцеклеток, и из них выходят личинки карася, скопированные с матери, точь-в-точь.

Вид рыбы, чьи самцы «помогают» карасю размножаться, большого значения не имеет. Это могут быть линь, сазан, карп, плотва, лещ, а также карась золотой и карась серебряный, но подвида, имеющего и самцов. Главное, чтобы совпали по времени и месту периоды икрометания. Впрочем, у бессамцовой формы серебряного карася икра выметывается порционно. Когда бы вы ни поймали рыбу, в ней всегда есть икра.

Следом за тем, богатым осадками, годом было несколько лет малоснежных, и волей-неволей карасю пришлось обитать в русле Урала, где икра и выметывалась. Затем пошли годы с нормальными осадками и начались весенние разливы, и не только весенние, когда сбрасывались излишки воды в Ириклинском водохранилище, вызывая повторное затопление уральской поймы уже не в апреле, а и в мае, и до середины июня. А карасю только этого и надо – он охотно расходится по всей акватории и возвращаться не торопится. Вот он и заселил все водоемы, постоянные и временные. Сколько же его гибнет, когда Урал возвращается в свои берега, а временные озера превращаются в лужи, а затем высыхают начисто!

Теперь на перекатах Урала серебряного карася уже не встретишь, он населяет только заливы и заросли рогоза, сусака, тростника, рдестов, кувшинок, кубышек вдоль низменных берегов, избегая быстрин. Начинали мы его ловить удочками на чистоводье, постепенно перемещаясь в травянистые заросли, постигая науку карасиной ловли. Если первые два года ловили с берега, то потом стали ловить с резиновых лодок в рдестах, а еще через год я сделал четыре лунки в сплошной стене рогоза на глубине 1,3 м. Лунки были с метр длиной и полметра шириной. Метрах в четырех от лунок забивал два кола по ширине лодки и привязывал ее между кольев. Я рыбачил чуть ли не с рождения, но долго не мог додуматься, что в такой чащобе может водиться рыба. Кроме карасей в тех же лунках ловились лини, язи, лещи, сазаны. Лунки не прикармливал ничем. Карась – рыба бродячая, непоседливая. Если он зашел в лунку, он клюнет и без прикормки, а вот если прикормку обнаружит мелочь, в основном карасиная же, то ловля кончится, наживка будет незамедлительно объедаться. Сколько раз приходилось бросать насиженные лунки и делать новые из-за того, что кто-то прикармливал там в мое отсутствие.

Со временем ловля карася в Урале сошла почти на нет. Карась – рыба довольно капризная. Мне доводилось не один раз терпеть фиаско по непонятной причине. На далеком бриентском пруду в одну из поездок за два дня поймал 15 карасей и три десятка ротанов, хотя там карася видимо-невидимо. Не брал и все тут! Почему – непонятно.

Карась серебряный растет быстро, пищи ему обычно хватает: водоросли, планктон, бентос, детрит, излюбленная пища – личинки насекомых и низшие водоросли. Когда подходишь к водоему, карась выдает свое присутствие чмокающими звуками. Это он вылавливает в гуще плавающих по поверхности водоема водных растений – ряске, рдесте, риччии личинок комаров и их куколок, тоже очень подвижных. Занятый этим делом карась теряет бдительность. В одном году на Баненнском озере была вспышка численности водного мха – риччии. Риччия сплошным ковром толщиной от 1 до 5 см покрывала все мелководья озера. Идешь в болотных сапогах по такому ковру и видишь, как в полуметре от твоих ног карась снизу бодает эту толщу, вылавливая комариную детву. Остановишься, сделаешь в ковре пальцем дырочку, спустишь в нее прямо с пальца леску с наживкой на глубину 10 см – и поклевка следует незамедлительно. Такие же дырочки приходилось делать и в сплошном ковре ряски кончиком удилища и опускать в нее коротенькую леску с поплавком, и ведь клевало! Двух-трех карасей удавалось поймать, прежде чем подойдет мелочь.

Когда приходится искать рыбу среди плавающих побегов рдеста, то стараешься найти тропы, по которым караси перемещаются по водоему, и, если удастся их найти, – это будет рыбацкое счастье. Самого большого карася я поймал на озере Холодном среди кувшинок и рдестов на глубине 1,5 м. Тогда я поймал всего двух карасей, первый был обычным двухсотграммовым, а второй – 2,2 кг. Последующих трех вытащить не удалось: они были еще крупнее и сильнее, успевали забиться в такую чащобу, что приходилось рвать леску.

В лунках в чаще рогоза однажды удалось вытащить трех карасей по килограмму сразу за один заброс. Леска моя 0,3 мм, вместо грузила – тяжелая, с ноготь большого пальца, самодельная мормышка из олова и крючок № 8. Поводка два, нижний подлиннее, 20 см, второй короткий – 4 см и на 20 см выше мормышки. Ход мормышки и верхнего поводка ограничиваю бисеринкой, продевая через нее леску столько раз, сколько позволит диаметр отверстия бисеринки. Таким образом, на леске нет узлов, а ведь узлы враги рыболова. Крючки на поводках № 6, насадка – червь.

Теперь я больше ловлю карася на глухих лесных озерцах-лужах. Глубина их до 1,5 м, обычно меньше, к осени в некоторых бывает до 0,5 м воды. Рыба здесь не всегда выживает после зимовки, но после разливов озерца пополняется новым поголовьем. Так что можно ловить сколько захочешь, ведь оставшиеся все равно погибнут, если их раньше не съедят цапли, которых всегда обнаруживаю по приезде и выслушиваю очень неприятные их высказывания в моей адрес.

Вселение карася серебряного пагубно сказалось на карасе золотом. Он стал мельче – перестали попадаться крупные высокотелые, «как лопата», экземпляры. Он стал более редок. На 15 штук карасей серебряных в уловах на удочку попадает один золотой карась размером с ладошку. Дело в том, что серебряный много активнее, шустрее, чем ленивый золотой. Таково мнение наших рыбаков-карасятников.

Когда рассматриваешь карасиный улов, то в глаза бросается легко различимое многообразие тушек карасей. Одни из них напоминают некрупных сазанят своей удлиненной низкотелой формой, и карася в них можно узнать лишь по отсутствию усика на верхней губе. Другие высокотелы, как золотой карась. У третьих же какие-то переходные формы. Очевидно, из-за этого к виду и прилипло название «гибрид». Серебряным же его обычно не называют и, когда говорят «карась», имеют в виду именно серебряного.

Карась серебряный довольно устойчиво зимует в пойменных озерах, прижился, но зимой на них не клюет. Это значит, что он уходит на зимовку хорошо упитанным и зиму может спокойно спать, зарывшись в ил. На прудах же, где его разводят, как правило, он не набирает нужного количества жира и вынужден и зимой искать корм, поэтому и продолжает ловиться на удочку.

На далекой степной речке Иргиз, что течет среди степей и песков в Казахстане, в конце 80-х гг. прошлого века мы несколько раз за зиму приезжали рыбачить – ловили в основном щуку на живца. Все щуки более 5 кг весом под завязку были набиты линями весом от 200 до 400 г. Из-за обилия рыбы лини не набирали жирового запаса на зиму и полусонные вынуждены были бродить в поисках корма. Зубатым хищницам не составляло большого труда набивать ими брюхо – к концу дня хвосты линей уже торчали в глубине щучьей пасти. Два раза ловил линей и я на зимнюю удочку на мотыля и опарыша. Один был двухсотграммовым, другой на килограмм. При вываживании никакого сопротивления линь не оказывал. Впечатление такое, как будто тебе привязали к леске какой-то неподвижный груз. Карась же зимой на крючке более ретив, и чем ближе к весне, тем больше его ловится, самый пик по последнему льду, когда лед уже отойдет от берега, попасть на него можно только с лодки, он уже ноздреват и при ходьбе шипит, как змея, и вселяет страх в рыболова. Вот тогда и попадаются крупный карась и карп на бутерброд из пары мотылей и шарика теста из муки и плавленого сырка. Клев идет и днем и ночью.

На пойменных озерах клев карася начинается после разрушения льда, обычно с 20 апреля. В это время ветер уже разбивает лед на большом водохранилище – Ирикле, и крупный карась и сазан клюют на тяжелые мормышки (крючок № 8–9) на небольшой глубине среди плавающего прошлогоднего рогоза и тростника. 26 апреля среди затопленного тальника я за четыре часа выловил одной удочкой 15 кг карасей на пойменном озере.

Хороший клев карася в мае на полосах, там где вода хорошо прогрета, – карась выходит здесь на мелководье и плещется, размягчает икру. Далее в лето клев постепенно снижается, и в начале октября на пойменных озерах клев уже совсем вялый и время на карася тратить не стоит.

Из всех видов насадок я предпочитаю червя, универсальную наживку для любой рыбы, хотя карась ловится и на перловку, тесто – мытое или крутое или жесткие шарики из манки, из ржаного хлеба. Там, где приходится ловить среди кувшинок и кубышек, выбираю места, где листья расположены так, чтобы леску не затянуло в паз к основанию плавающего листа. Сейчас, когда появились плетеные лески, этого уже не боюсь, да и карась не боится плетеных темных лесок. Лески можно оборвать лишь в тростниках.

Интересен и такой факт: серебряный карась явился исходной формой для выведения декоративных аквариумных рыбок – вуалехвостов, телескопов, львиноголовок, комет, различных цветных вариаций золотой рыбки. Известно около полутора десятков пород золотой рыбки, а у этих пород существуют десятки форм. Пионерами этого разведения были Китай и Япония более 1000 лет назад. В аквариумах золотые рыбки живут до 40 лет, все они имеют и самцов и самок.

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru