Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №2/2001

ЗООЛОГИЯ

В.М. ГУДКОВ

Сорокопуты

Сорокопут-жулан (Lanius collurio). Слева – самка, справа – самец

Сорокопут-жулан (Lanius collurio). Слева – самка, справа – самец

Чернолобый сорокопут смело бросается на сороку, появившуюся вблизи гнезда

Чернолобый сорокопут смело бросается на сороку, появившуюся вблизи гнезда

Зеленогрудый кустарниковый сорокопут (Malaconotus gladiator)

Зеленогрудый кустарниковый сорокопут (Malaconotus gladiator)

Серый сорокопут преследует полевого воробья

Серый сорокопут преследует полевого воробья
Чернолобый сорокопут (Lanius minor)
Чернолобый сорокопут (Lanius minor)

Серый сорокопут (Lanius excubitor)

Серый сорокопут (Lanius excubitor)

Длиннохвостый сорокопут (Lanius schach L)

Длиннохвостый сорокопут (Lanius schach L)

Серый сорокопут несет пойманного им полевого воробья в лапах

Серый сорокопут несет пойманного им полевого воробья в лапах

Землеройка-бурозубка, закрепленная серым сорокопутом в развилке сука

Землеройка-бурозубка, закрепленная серым сорокопутом в развилке сука

На территории России можно встретить 727 видов воробьиных птиц. Некоторых из них – ласточек, трясогузок, скворцов, синиц, врановых – мы знаем очень хорошо. Но о многих других большинству людей почти ничего не известно. И не потому, что они слишком редки или очень скрытны. Просто они не привлекают внимания – ни яркостью оперения, ни звонким красивым голосом.

А между тем среди них есть очень много интересных видов. В прошлом году мы рассказывали о скрытных лесных и горных птичках завирушках («Биология» № 22/2000) и об оляпках, умеющих нырять и добывать корм со дна холодных горных потоков (№ 6/2000). Сегодняшний рассказ – о сорокопутах, выделяющихся среди подавляющего большинства певчих птиц своими хищными повадками. Несмотря на небольшие размеры, сорокопуты могут нападать на различных мелких позвоночных животных: лягушек, ящериц, птичек, грызунов и землероек. Другая особенность этих птиц – привычка накалывать свою добычу на острые шипы и сухие ветки, создавая своеобразный запас корма.

Впрочем, такое поведение свойственно далеко не всем сорокопутам. Сорокопутовые (Laniidae) – весьма многочисленное семейство, объединяющее более 80 видов птиц. Самые мелкие из них чуть больше воробья, крупные виды – с дрозда. Распространены сорокопуты в Европе, Азии, Северной Америке, на о. Калимантан и ряде островов Океании. В основном эти птицы – обитатели открытых пространств, покрытых куртинами кустарников и группами деревьев. Очень много видов сорокопутов обитает в африканских саваннах. Впрочем, в Африке есть виды, связанные и с густыми лесами, – представители подсемейства лесных сорокопутов. Населяют леса и некоторые виды еще одного подсемейства – кустарниковых сорокопутов. Это птицы с яркой «тропической» окраской, внешностью и поведением напоминающие дроздов – они держатся в гуще деревьев и кустов и нередко опускаются на землю, где могут проворно передвигаться. Настоящим сорокопутам это не свойственно. Питаются кустарниковые сорокопуты насекомыми и мелкими моллюсками, а некоторые виды, кроме того, и ягодами. На мелких позвоночных они не нападают, не свойственно им и накалывание добычи на шипы деревьев.

В сырых лесах острова Калимантан обитает калимантанский сорокопут (Pityriasis gymnocephala). Эта довольно крупная (до 25 см длиной) ярко окрашенная птица также довольно сильно отличается от других сорокопутов, и ради нее пришлось учредить отдельное подсемейство.

Виды, обитающие в Европе, Азии и Северной Америке, относятся к подсемейству настоящих сорокопутов. Для этих птиц характерна крупная голова с крепким, чуть сжатым с боков клювом, имеющим на своем конце небольшой крючок, а вблизи него еще дополнительный острый зубец, как на клюве сокола. У многих на голове, от клюва через глаз и далее за ухо, тянется темная полоса в виде маски.

В окраске настоящих сорокопутов преобладают серые, белые, черные и коричневые цвета. Хвост у этих птиц удлиненный и у многих видов кажется ступенчатым из-за того, что рулевые перья от центра хвоста к краям становятся все короче.

На территории России встречается десять видов сорокопутов. Все они принадлежат к роду Lanius и имеют много сходных черт и во внешности, и в поведении. Встретить сорокопутов у нас можно практически везде, за исключением крайнего севера, – от западных границ до дальневосточных. Особенно много сорокопутов в южных областях и на юге Приморья.

В средней полосе чаще всего можно встретить обыкновенного жулана (Lanius collurio). Весит он не более домового воробья, но благодаря крупной голове, густому оперению и длинному хвосту кажется значительно крупнее. У большинства сорокопутов половой диморфизм развит слабо. Разве что оперение самки несколько тусклее. Но у жулана различие расцветки птиц разного пола сразу бросается в глаза. У самца светло-серые голова и поясница. Яркая красно-коричневая спина. На светлой груди отчетливо проступает розоватый оттенок. Хвост двухцветный, белый у основания и черный на конце. Самка окрашена значительно скромнее – она вся буроватая, а на бледно-рыжеватых груди и боках виден чешуйчатый рисунок.

Как и другие сорокопуты, жулан не любит прятаться и не скачет по ветвям вроде проворных синиц или других мелких пичужек, а подолгу сидит на каком-нибудь открытом месте – то на вершине куста или сухой выступающей ветке дерева, то на столбе или телеграфных проводах. При этом он часто оглядывается по сторонам и поводит хвостом – то сверху вниз, то попеременно вправо и влево. Если, стараясь разглядеть птицу, подойдешь к сорокопуту слишком близко, он начнет беспокойно поворачиваться на месте и еще более энергично поводить хвостом. Издаст тревожное «чек-чек». Затем как бы завалится за куст и низко пролетит над самой травой, взмоет вверх и усядется на вершину другого куста. Такая манера поведения, характерная и для других настоящих сорокопутов, делает их легко узнаваемыми.

Казалось бы, такие интересные и красивые птицы должны привлекать любителей-птицеводов. Но жуланы плохо переносят неволю. Так что я не рекомендую заводить сорокопута у себя дома. Лучше любуйтесь на них в их родной обстановке.

Питается жулан различными насекомыми, от мелких жужелиц до крупных жуков, бабочек и кобылок. Случается, ловит он и мелкую ящерицу, лягушонка или слетка мелкой пичужки. Может утащить птенчика и прямо из гнезда. Свою добычу птица высматривает с присады. Увидев жука или кузнечика, жулан падает в траву и через мгновение взлетает, зажав насекомое в клюве. А стоит показаться близко пролетающей бабочке или стрекозе, как сорокопут ловко настигает их в воздухе. Возвратившись на сук, жулан прижимает жертву когтистой лапой и, как заправский хищник, начинает отрывать от нее кусочки крепким крючковатым клювом. Иногда он насаживает насекомых и другую добычу на колючки, вешает их в развилке сучка или кладет поверх веточек.

Жулан – перелетная птица. С мест своей зимовки, из Африки, он возвращается к нам поздно, лишь в первой половине мая. Вскоре после возвращения самец облюбовывает место для будущего гнезда – вблизи опушки или края лесной поляны, в полосе прибрежных ивняков или в кустах возле болота.

Примерно через две недели после прилета самец-жулан принимается за постройку гнезда. Оно имеет чашеобразную форму и снаружи кажется довольно рыхлым – сухие веточки и стебли грубых трав, из которых оно сделано, выпирают во все стороны. Но изнутри лоток выложен плотно и аккуратно тонкими корешками и сухими травинками. На дне гнезда часто можно найти перья птиц и шерсть диких и домашних животных. Гнездо жулана имеет около 15 см в ширину и около 10 см в высоту, его внутренний лоток – около 7 см в ширину и 5 см в глубину.

Гнездо обычно находится в середине какого-нибудь густого куста. Часто сверху такой куст еще бывает оплетен хмелем, повоем или каким-либо другим вьющимся растением. Нередко сорокопуты поселяются в поселках, пряча гнездо в колючих зарослях боярышника или терна. Так что снаружи жилище этих птиц заметить нелегко. А заметив, не больно-то до него и доберешься. Приходится только удивляться, как ловко могут сорокопуты пробираться в середину зарослей, состоящих, кажется, из сплошных колючек.

Постройкой гнезда занимается один самец, затрачивая на это около недели. Самка лишь немного помогает ему. Но когда гнездо готово – к концу мая или в первой декаде июня – уже она в течение двух недель будет почти в одиночку насиживать кладку, состоящую из 5–6 яиц. Яйца жулана светлые, по их голубоватому или чуть розоватому фону разбросаны серые и буроватые неровные пестрины, часто концентрирующиеся ближе к тупому концу в виде венчика.

Пока самка насиживает, самец все время находится поблизости. Он кормит свою подругу и иногда днем даже заменяет ее на гнезде на короткое время. Но главная его забота – охранять гнездо и отгонять от него потенциальных врагов. И делает он это весьма успешно, о чем говорит и само название этих птиц. Как утверждают языковеды, слово «сорокопут» происходит от западнославянского названия сороки и глагола «пудить», то есть «гнать». Словацкое написание этого названия strakopus и означает «преследующий сороку». А по-украински эти птицы называются и вовсе понятно – «сорокогiн» – от слова «гнати».

Даже когда в мягкой колыбельке появятся голые, лишь слегка прикрытые снизу легким пухом птенчики, самка первые дни почти не покидает их. Когда же птенцы немного подрастут и окрепнут, обе взрослые птицы на равных начинают приносить для малышей корм. Птенцы растут и развиваются в гнезде две недели, а вылетев из него, еще долго остаются поблизости.

В эту пору можно встретить куцых, плохо летающих сокрокопутиков. Иногда они целым выводком сидят на куче валежника и странными шипящими голосами выпрашивают корм. К ним можно подойти довольно близко и запечатлеть на фотопленку с короткой дистанции. Но если попытаться приблизиться еще, птенцы будто провалятся вниз и скроются внутри валежника.

Появляясь весной позже многих перелетных птиц, жулан и осенью рано покидает места гнездования. Последние жуланы исчезают из наших мест в первой декаде сентября.

Зимуют европейские жуланы в Африке. Причем интересно, что из более северных районов, например из Московской области, сорокопуты улетают дальше всего, на юг этого жаркого континента. А те, что гнездились в более южных районах Европы, коротают зиму на северо-востоке Африки.

Статья опубликована при поддержке мобильного онлайн переводчика «m-translate.ru». Удобный и простой в использовании мобильный переводчик, доступно 104 языка (в том числе украинский), перевод за 3 секунды слов, фраз и предложений, текстов и целых веб-страниц. Вы можете воспользоваться переводчиком бесплатно со смартфона, планшета, ноутбука и персонального компьютера, не требует установки и дополнительной памяти на Вашем устройстве. Попробуйте прямо сейчас, для перехода на сайт переводчика нажмите тут.

Другие перелетные виды сорокопутов, гнездящиеся в Европе и Западной Азии, тоже спасаются от зимних холодов на африканской земле. Лишь виды, гнездящиеся на востоке Азии, зимуют в Индии и странах Юго-Восточной Азии.

Но не все сорокопуты покидают пределы нашего государства, когда наступают осенние холода.

Прошло месяца полтора, после того как отлетели последние жуланы. Октябрь торопится скинуть остатки листвы на пожухлую траву. Однажды, проходя возле маленького болотца в поле, вы замечаете одинокую светло-серую птицу, усевшуюся на вершину облетевшей березки. Уже по посадке и поведению, а также по темной маске на голове и длинному чуть ступенчатому хвосту в ней можно узнать сорокопута. Да, это серый сорокопут (Lanius excubitor), один из самых крупных наших сорокопутов. Он весь светло-серый, кроме узкой маски, черных крыльев и центральных перьев хвоста. Брюшко и грудь птицы белые и на них слабо проступает чешуйчатый рисунок. Серый сорокопут распространен шире всех других сорокопутовых, встречаясь не только по всей Евразии, от северных границ лесов до жарких азиатских пустынь, но также и в Северной Америке и на севере Африки. Нет его лишь в некоторых государствах Юго-Восточной Азии.

На зиму гнездящиеся у нас серые сорокопуты не улетают, а лишь немного откочевывают к югу от тех мест, где родились или выводили птенцов. Летом серые сорокопуты в средней полосе редко попадаются на глаза. Но поздней осенью к нам подлетают сорокопуты с севера, и с этого времени их удается встречать чаще.

Летом, как и большинство сорокопутов, серый сорокопут питается в основном насекомыми и ими же выкармливает птенцов. Но осенью и зимой его добычей становятся птицы, грызуны и землеройки. Иногда он осмеливается нападать даже на черных дроздов и дроздов-рябинников – птиц, более тяжелых, чем сам дерзкий охотник. На севере его добычей нередко становятся лемминги, болезненных укусов которых не избегают даже песцы. Немецкие исследователи указывали, что этот сорокопут может одолеть даже молодую серую крысу. Но это, конечно, исключение. В основном серый сорокопут ловит птичек не крупнее снегиря и овсянки, а также полевок, мышей и землероек. Кстати, землероек, обладающих сильным мускусным запахом, хищные звери есть избегают, а сорокопуты едят охотно. Если поздней осенью, а особенно зимой на какой-нибудь группе деревьев или куртине кустов вы заметите серого сорокопута, то придя сюда снова, почти обязательно отыщете его где-то поблизости.

Похоже, что птицы не видят в сорокопуте опасного хищника, а потому частенько попадают впросак. Вот сорокопут сорвался со своего наблюдательного поста и бросился на пролетающего мимо полевого воробья. Воробей, отчаянно чирикая, что есть силы замахал крыльями. Но расстояние быстро сокращалось. Вскоре обе птицы скрылись за белыми от инея кустами. А потом сорокопут показался вновь, уже с добычей. Он нес мертвого воробья не в клюве, как носят корм остальные воробьиные птицы и даже многие совы, а держал добычу в лапах – как настоящие хищные птицы. И хотя тяжелый воробей заметно оттягивал сорокопуту лапы, он не стал садиться на ближайших деревьях, а перелетел большое поле и скрылся в лесу. Там, вдали от посторонних глаз, он ощиплет свою добычу и, отрывая мелкие кусочки крепким клювом, объест всю мякоть. А ветер подхватит легкие перышки и разнесет их по сугробам.

Довольно часто натыкаясь на клочки перьев или шерсти грызунов, застрявшие на кустиках сорняков или в ложбинках сугробов, я долго не мог понять, какая беда приключилась с этими пичужками или зверьками. И только когда ближе познакомился с жизнью серых сорокопутов зимой, отыскал правильный ответ на эту загадку. Тогда же меня поразило, как быстро сорокопут убил пойманного воробья. Ведь когда даже самые дерзкие хищники – ястреба – вонзают острые когти в свою жертву и начинают ее щипать, птица еще долго остается живой.

Многие исследователи пишут, что стремление запасать пищу, насаживая ее на колючки, наиболее свойственно жуланам. А мне чаще приходилось находить развешенных на ветках полевок и другую добычу серого сорокопута. В холодную осеннюю пору и зимой эти «продукты» долго оставались свежими. А вот запасы жуланов в средней полосе мне попадались очень редко. Видимо, в разных районах обитания привычки одних и тех же видов птиц заметно меняются.

Все чаще оттепели начинали напоминать о скорой весне. Заголубело небо. Вороны заняли свои посты на макушках деревьев, охраняя место будущего гнезда. Все звонче звенели голоса синиц.

В эту пору я снова оказался в тех местах, где серый охотник всю зиму караулил воробьев и синиц. Вдруг со стороны лесной опушки послышалась громкая, не знакомая мне птичья песня. В ней слышались свисты и скрипы вперемежку с голосами других птиц. Я пытался разглядеть исполнителя этого попурри, исполнявшегося с вершины дерева. Но за густыми макушками пересмешника не было видно. Пришлось сойти с дороги и по сугробам углубиться в лес. На вершинке осины сидел и пел мой знакомый серый сорокопут.

Рисунки автора

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru