Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №21/2002

ЗООЛОГИЯ

В.А. ОСТАПЕНКО

Зоопарки и их деятельность по сохранению редких и ценных видов животных

Павлин в Московском зоопарке

Павлин в Московском зоопарке

Принципы обустройства зоопарка в городе и содержания диких животных для их экспозиции – показа зрителям, – начали оформляться еще в ХVIII в. В это время в городах Европы зоопарки возникали один за другим. В 1752 г. был организован, а в 1765 г. открыт для публики зоопарк в Вене, который уже применял передовые традиции в дизайне, отличавшие его от зверинцев, известных, разумеется, задолго до этого. В Мадриде зоопарк был открыт в 1774 г., в Париже – в 1789 г. В Парижском зоопарке «Jardin des Plantes» содержались львы, другие хищники и даже индийские носороги. Всемирно известный Лондонский зоопарк был открыт в 1828 г. под протекцией короля Уильяма IV. В 1844 г. появился первый зоопарк в Германии – Берлинский. Спустя 20 лет, в 1864 г., под эгидой Российского Императорского общества акклиматизации животных и растений, а также при участии видных ученых Московского университета открылся Московский зоопарк. Первый зоопарк в Америке открыт в 1874 г. – в Филадельфии, а через 15 месяцев после этого – и в Цинциннати.

Фламинго в Московском зоопаркеФламинго в Московском зоопарке

В этих и некоторых других зоопарках практиковался сходный тип содержания и демонстрации животных – в клетках или загонах за мощными изгородями. Революцию в этом направлении посчастливилось совершить немецкому торговцу животными и талантливому натуралисту Карлу Гагенбеку. В 1907 г. – уже на склоне жизни, но зато при наличии большого опыта работы с животными – ему удалось открыть собственный зоопарк в Стеллингене близ Гамбурга. При сооружении вольер Гагенбек старался всячески избежать мешающих обзору решеток, сеток и прочих барьеров между животными и посетителями. Он начал применять разделяющие рвы, а также разный уровень нахождения людей и животных. В этих случаях достаточно было загородки (отжима) высотой по пояс или грудь посетителя, которая не мешала бы ему наблюдать за животными в вольере, но предохраняла бы от несчастного случая. Сами вольеры декорировались под уголки природы, и создавалось впечатление, что животные находятся в естественной обстановке. Для декораций широко применялись природный камень и дерево, а также соответствующее озеленение. После смерти Карла Гагенбека в 1913 г. зоопарк перешел его сыну, а позже и внуку. Принцип же содержания животных «по Гагенбеку» подхватили многие зоопарки Европы, Америки и Австралии.

Самка моржа, выдрессированная К.Гагенбеком, в зоопарке Гамбурга

Самка моржа, выдрессированная К.Гагенбеком, в зоопарке Гамбурга

В Московском зоопарке после его реконструкции и присоединения в 1923 г. новой территории проектировщики и строители тоже использовали принцип экспозиции животных за земляными рвами – на «Острове Зверей» и в «Полярном Мире». Там содержали представителей отряда хищных – львов, тигров, бурых, белых и гималайских медведей, гиен и некоторых других. Посетители имели возможность испытать новые ощущения – контакта с хищным зверем и «незащищенности» от него.

Тогда же зоопарки из чисто зрелищных начали превращаться в просветительские учреждения, прививающие посетителям любовь к животным и дающие им правильное представление о многообразии животного мира, родственных связях, распространении, образе жизни и поведении его отдельных представителей. Многие животные в таких условиях стали размножаться, что в дальнейшем – в 70–80-х гг. ХХ в. позволило зоопаркам влиться в глобальную деятельность по спасению редких видов и сохранению генофонда планеты. Одним из мощных толчков к этому послужила Конвенция о международной торговле видами дикой фауны и флоры, находящимися под угрозой исчезновения (СИТЕС), которую в 1973 г. подписали многие страны, в том числе и СССР. Эта конвенция резко ограничила отлов многих редких и находящихся под угрозой исчезновения видов, что, в свою очередь, стимулировало зоопарки акцентировать внимание на их разведении.

Жирафа в Московском зоопарке в 1950-е гг.

Жирафа в Московском зоопарке в 1950-е гг.

При ограничениях на отлов и вывоз животных, устанавливаемых отдельными странами, не обошлось и без курьезов. Австралия, например, наложила запрет на вывоз любых живых диких животных и в то же время торгует мясом некоторых из них. Так, многочисленные популяции гигантских кенгуру используются для экспорта только в виде мяса. Но в целом для сохранения многообразия фауны разных регионов планеты такие запреты крайне полезны.

Стоит отметить, что в последнее время начали развиваться и специализированные фермы по разведению диких животных в целях их продажи. Здесь применяется как вольерно-клеточное, так и полувольное содержание – на огороженных территориях большой площади. Особенно много таких ферм в Южной Африке, где разводят гепардов, львов, гиеновых собак, белых носорогов, различных антилоп, зебр, жирафов, страусов, многие виды и домашние породы попугаев, куриных, голубиных и певчих птиц. В этом плане преуспел также Сингапур, где разводят попугаев, голубиных птиц и разных аквариумных рыб. Многие зоопарки, сафари-парки и зоомагазины снабжаются животными именно отсюда.

Возвращаясь к зоопаркам и их задачам, не следует забывать, что эти учреждения и в настоящее время сохраняют свою исходную функцию как место отдыха посетителей. И действительно, многие приходят в зоопарк поразвлечься – посмеяться над ужимками обезьян, пощекотать нервы около вольеров с крупными хищниками или такими опасными животными, как носороги, бегемоты или слоны. С долей «врожденного» ужаса посмотреть на змей и крокодилов, полюбоваться грациозными оленями и «необычной формы» жирафами, полосатыми зебрами и яркими многоцветными птицами и рыбами. Наконец, просто отдохнуть.

Индийский слон в зоопарке Лейпцига

Индийский слон в зоопарке Лейпцига

Но все же теперь такая функция зоопарков не только не единственная, но и не основная. В наш век осознания человеком экологической ситуации на Земле и необходимости сохранения всего разнообразия организмов, обитающих на ней, на первые места выступают функции просвещения населения и сохранения редких и ценных видов животных. Они взаимосвязаны и невозможны без целенаправленного проведения соответствующих научных исследований. Современный зоопарк не может оправдать своего существования, если в нем не ведется научная работа.

Тигр в Московском зоопаркеРазумеется, зоопарки в разных уголках планеты имеют разный уровень, их особенности связаны с национальными традициями, культурой, религией, общим благосостоянием страны и финансовыми возможностями конкретного населенного пункта или ведомства. Бывает и так, что зоопарк, не испытывающий больших проблем с денежным обеспечением, имеет совершенно некомпетентное руководство – администраторов без специального биологического образования. Чаще всего это небольшие зоопарки ведомственного подчинения, а порой частные.

Тигр в Московском зоопарке

Но и в больших зоопарках возникают аналогичные проблемы. Так, в некоторых столицах стран, расположенных в окрестностях Персидского залива, изначально хорошие зоопарки, где менеджерами были специалисты из Европы и США, при смене администрации на местные кадры превратились в заурядные неухоженные учреждения, потерявшие всяческие международные связи.

В Московском зоопарке отдел научных исследований был официально учрежден в 1979 г. Однако надо отметить, что научные исследования велись в нем еще в конце ХIХ столетия. Здесь собирали научный материал директор зоопарка академик Н.М. Кулагин, антрополог профессор Д.Н. Анучин, патоморфолог профессор В.Г. Штефко и другие.

Заметная активизация научной работы в Московском зоопарке произошла в 20–30-е гг. ХХ в. В то время здесь работало много выдающихся ученых – профессор М.М. Завадовский – директор зоопарка и основатель функционировавшей здесь с 1923 по 1927 г. лаборатории экспериментальной биологии, П.А. Мантейфель, М.П. Любимов, Н.И. Калабухов и целый ряд известных ветврачей. В 1927 г. в зоопарке была создана лаборатория по изучению болезней диких животных. Ее первым заведующим был М.П. Любимов. В период расцвета лаборатории, в 1935 г., в ней проводились работы по патоанатомии, бактериологии, гельминтологии, протозоологии, гематологии и сравнительной анатомии.

В период Великой Отечественной войны штат сотрудников лаборатории был сокращен – в это время функционировали только патологоанатомический и бактериологический отделы. В послевоенные годы вновь возродились некоторые направления исследований и на материале зоопарка были защищены докторская и несколько кандидатских диссертаций. Однако в 60–70-е гг. научная продуктивность ветлаборатории заметно снизилась, и в начале 80-х гг. она была слита с ветеринарной лечебницей, перестав существовать как самостоятельный отдел.

Невозможно изучать животных, не наладив их нормального содержания, а это немыслимо без разработки правильных рационов. Еще в 1937 г. в Московском зоопарке была создана лаборатория кормления, которой руководил Г.М. Шахназаров. За 26 лет деятельности сотрудниками лаборатории опубликовано свыше 50 научных статей, посвященных поедаемости и переваримости кормов, разработке полноценных рационов для копытных, хищников, ластоногих, многих видов птиц и других животных.

Медведь в Московском зоопарке

Медведь в Московском зоопарке

Лаборатория экологии была организована в зоопарке в 1940 г. и просуществовала до 1947 г. За этот период ее сотрудниками, среди которых выделялся Н.И. Калабухов, выполнено 16 работ по адаптации животных к искусственным условиям содержания.

В разные годы в зоопарке проводили свои исследования такие известные советские ученые, как Г.П. Дементьев, Н.Н. Ладыгина-Котс, М.Ф. Нестурх, Ю.А. Васильев, Н.С. Строганов, В.Е. Соколов и другие. С 1908 по 1961 г. Московский зоопарк выпускал свои периодические издания, в которых было опубликовано свыше 700 научных работ. Позже, с 1961 по 1987 г., зоопарк, к сожалению, не имел своих научных изданий, что связано с ослаблением его научной деятельности в 60–70-х гг.

Первыми направлениями работ отдела научных исследований, созданного, как уже было сказано, в 1979 г., были изучение патологического поведения млекопитающих в зоопарке, разработка методов разведения редких отечественных видов амфибий и рыб с целью их реинтродукции в природные места обитания, разработка рационов и сбалансированное кормление животных зоопарка, изучение поведения и разведение грызунов, приматов, редких гусеобразных и журавлей.

На пруду в Московском зоопарке

На пруду в Московском зоопарке

Хочется отметить большой личный вклад в воссоздание и развитие научного отдела Московского зоопарка его директора В.В. Спицина – заслуженного деятеля культуры РФ. Около 30 лет он провел на посту руководителя, являясь организатором и требовательным контролером полной реконструкции зоопарка, прошедшей в последнее десятилетие.

Научные сотрудники работали в тесном контакте с зоотехниками и рабочими по уходу и активизировали сбор материала по содержанию и разведению многих интересных видов животных, таких как овцебыки, бородавочники, антилопы-гарны, гепарды, ирбисы, манулы, журавли, хищные птицы и многие другие. По итогам этой работы было издано множество статей – публикация результатов научных исследований или просто наблюдений за поведением и размножением животных в зоопарке является логическим завершением такой работы. Без нее теряется сам смысл в подобных исследованиях. В настоящее время Московский зоопарк имеет научные связи с зоопарками бывшего СССР и дальнего зарубежья и ежегодно издает сборники «Научные исследования в зоологических парках». К моменту написания данной статьи появилось 13 выпусков, из которых в Москве издано 9, в Санкт-Петербурге – 3 и в Новосибирске – 1. Помимо этого начали выходить труды ряда зоопарков – Ростова-на-Дону, Киева и некоторых других зоопарков СНГ.

Самка суматранского орангутана в зоопарке Линкольн (Чикаго)В странах Европы и Северной Америки также выходит множество специальных журналов и ежегодников, где публикуют свои материалы специалисты как местных, так и зарубежных зоопарков, аквариумов и питомников. Вот лишь некоторые из таких изданий: International Zoo Yearbook, The Zooculturist, Zoo Biology, Behavior, Wildlife Conservation, Oryx, Marine Mammal Science, Biology of Reproduction, Dodo... Помимо этого ежегодно проводятся конференции и симпозиумы различного масштаба (региональные, международные, всемирные), на которых впервые заявляют о себе многие новые исследования.

Самка суматранского орангутана
в зоопарке Линкольн (Чикаго)

Большой вклад в развитие научных исследований в области разведения редких видов животных делают хранители (киперы) Племенных книг. Они публикуют не только списки животных с их «паспортными» данными, но и новейшие статьи и рекомендации по особенностям содержания и разведения, а также современном статусе и охране того или иного вида. В конечном итоге, стратегическая задача научных исследований в зоопарках, которую необходимо решать совместно со специалистами других учреждений, – управление искусственными популяциями угрожаемых видов в сочетании с охраной этих видов в природе.

Фото М.Кабанова

Продолжение следует

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru