Главная страница «Первого сентября»Главная страница журнала «Биология»Содержание №2/2004

КОПИЛКА ОПЫТА

Н.И. ДИАС-ПАСКУАЛЬ,
учитель биологии,
шк. № 985, г. Москва.

Неистовый Реди

Действующие лица

Франческо Реди.
Герцог Тосканский.
Герцогиня Тосканская.
Честони, друг Реди.
Кардинал.
Гадюка.
Паоло и Чезаре – жители Италии.
1-й ученик.
2-й ученик.

В начале и в конце спектакля действие сопровождается музыкой П.И. Чайковского – «Итальянское каприччио», «Баркарола».

Дворец герцога Тосканского во Флоренции. Герцог и герцогиня сидят на тронах и беседуют. Герцогиня обмахивается веером.

Герцог. Уважаемая герцогиня, хотел бы посоветоваться с вами по очень важному делу. Я остался без придворного врача... Мне предлагают на эту должность Франческо Реди. Говорят, этот врач не только отлично разбирается в медицине, но и состоит членом известного научного кружка «Академия опыта».

Герцогиня. Того самого кружка, в котором состоит физик Торричелли?

Герцог. Да, дорогая. Именно того.

Герцогиня. Это говорит о многом. Но кроме знаний наш придворный врач должен обладать и другими достоинствами. Порядочен ли он? Честен ли? Можно ли ему доверять? (Герцог молчит.)

Занавес.

Перед занавесом.
Навстречу друг другу идут Паоло и Чезаре.

Паоло. Привет, Чезаре! Слышал новость? Герцог ищет себе придворного врача.

Чезаре. Герцог ищет врача? В нынешние времена найти хорошего врача - дело нелегкое. Только и слышишь о том, что кому-то подсыпали яду в бокал вина или подали на обед отравленные фрукты.

Паоло. А я слышал и похуже. Про отравленную одежду и перчатки. Одевает человек такую одежду, несколько минут испытывает адские муки, но никто уже не может ему помочь, и он умирает.

Чезаре. Да, сейчас, выбирая слуг, господа должны быть осторожны.

Паоло. А врач особенно опасен – он может намешать какой-нибудь отравы в снадобье и отравить господина.

Чезаре. Ну ладно, Паоло, поболтали и хватит. У меня в лавке работы много.

Паоло. Да уж, Чезаре, и у меня дел хватает. Мы с тобой не герцоги – нам некогда бездельничать.

Дворец герцога Тосканского. Герцог и герцогиня на тронах. Входит Франческо Реди.

Реди. Доброе утро, Ваше Высочество! (Склоняется в поклоне и целует руку герцогине.)

Герцог. А, это вы, Реди! Вы сделали для меня пилюли?

Реди. Да, Ваше Высочество. Принимайте их утром и вечером в течение недели, и вы почувствуете облегчение.

Герцог. Ну что ж, я надеюсь, что вы снова возвратите меня к жизни! Хотя вы у нас только несколько месяцев, но я очень доволен вами. (Реди кланяется.)

Герцогиня. А как насчет моего крема?

Реди (протягивает герцогине баночку.) Я думаю, что Вы будете довольны.

Герцог. Как продвигается ваша работа над итальянским словарем?

Реди. Я немного отвлекся от словаря, ведь у меня, как у члена Литературной академии, есть и другие заботы. Я сочинял поэму.

Герцогиня (заинтересованно). Поэму? И о чем же? Неужели что-нибудь романтическое?

Реди. Нет, Ваше Высочество, поэма не о любви, она о винах. О моих любимых тосканских винах.

Герцог. О, я понимаю вас, Реди. Наши вина, действительно, достойны того, чтобы их воспели. Какие букеты ароматов, какой изысканный вкус! Я бы с удовольствием послушал ваши стихи.

Реди. С радостью прочитаю их Вам.

Это вино предназначил
В праздник монашкам в месте святом.
Тем, кого Бог озадачил
Заботой об огне золотом.

Это вино предназначил
Идущим веселой походкой,
Живущим совсем иначе
Парижа и Темзы красоткам.

То Писканто, а то Скарлатт.
Кто не умеет вести дела,
Кто совсем-совсем не богат,
Тем дарят вина чашу тепла.

Это цвет потерявшее,
Слабое из Браччано вино,
Приторно расслаблявшее,
Нам для здоровья вредно оно.

А в книжках почти научных
Есть те, кто хвалит Пигмателло,
Но оно для нищих скучных,
Тех, кто в Риме пьет его смело. Андреа-толстяк поднимет

Чашу с терпким, сухим Асприно.
Андреа гордый вид примет
И будет болтать нам о винах.

Очень рад в Неаполе он
Говорить с надменным Фазано,
Тот ему заявляет в тон,
Что в вине разбирается рьяно:

«Как Франческо, смыслю в вине».
И богохульник претендует,
Что круг триумфа, назло мне,
Он в Сафето организует.

И колесницу златую
Из Ниссы тигры на круг ведут.
И в голову молодую
Лавр с лозой винограда вплетут.

Эту лозу, что пустила
В Позилиппо свои корешки,
Что Искью не позабыла.
Вокруг которой волн гребешки,

Не остановишь Фазано,
Он гордому мне угрожает,
Но драться с ним еще рано,
Ведь его Минерва спасает.*

_________________

* Ф.Реди «Бахус в Тоскане. Дифирамб». Подстрочник Л.А. Потаповой, литературна

Герцог. Вы удивляете меня, Реди. Когда вы все успеваете? А в последние дни все только и говорят о том, что вы с утра до ночи заняты змеями.

Реди. О да, Ваше Высочество. Это так интересно!

Герцогиня (с ужасом). Но змеи же так опасны!

Реди. Да, опасны. Но гораздо меньше, чем думают люди. Я, например, пришел к выводу, что у змей ядовиты только железы, проток и один из зубов, к которому подходит проток от ядовитой железы.

Герцог. Помилуйте, но это же противоречит трудам знаменитых ученых. Вы явно преуменьшаете опасность змей.

Реди. Нет, Ваше Высочество.

Герцог. Я вам не верю.

Реди (громко). Я берусь доказать свою правоту Вашему Высочеству и готов при свидетелях выпить желчь и слюну гадюки. Я уверен, что со мной ничего не случится, я не отравлюсь.

Герцог. Экий вы задиристый, Реди! Зачем спорить с авторитетами? Мне бы не хотелось терять такого хорошего врача... Одумайтесь и согласитесь с великими – в змеях ядовито все.

Реди. Но я их изучал, вскрывал и знаю. Я докажу.

Герцог. Ну что ж, будь по-вашему. (Пауза.) Если вы не умрете... получите от меня большую награду – мой проигрыш в споре. (Реди кланяется и уходит.)

Комната Реди. Посередине стол и два стула, с правой стороны – кровать.

Реди. Ну что ж, пора спать. Я даже не попрощался с друзьями. А зачем? Я же знаю, что останусь в живых. Хотя... хотя мне немного страшно.(Засыпает.)

Звучит музыка. Сначала тихо, потом все громче. На сцену слева «выползает» Гадюка.

Гадюка. Ш-ш-ш. Спишь, Реди. Смелый ты человек! Со мной, с гадюкой, с ядовитой змеей решил сразиться?! Да знаешь ли ты, как мы, змеи, ядовиты? Яда одной австралийской тигровой змеи хватит, чтобы убить 400 человек! Ш-ш-ш. После укуса мамбы человек живет всего полчаса и после укуса королевской кобры – полчаса. Смотри, Реди, какой у меня немигающий взгляд, какая сказочная кожа, как она переливается на солнце, когда я танцую брачные танцы. Смотри и ужасайся! (Танцует.) Завтра ты умрешь. Ш-ш-ш. (Уползает.)

Дворец герцога Тосканского. Герцог и герцогиня на тронах.
Входят Честони и Реди. Кланяются.

Герцог. Ну что, явился, безумец?

Реди. Да, Ваше Высочество.

Герцог. Передумали или по-прежнему хотите лишить себя жизни?

Реди. Я не умру, Ваше Высочество. Сейчас при всех мне дадут желчь и слюну гадюки. И я их выпью. И со мной ничего не случится.

Герцог. Что ж пейте, я буду рад, если вы останетесь живы. (С иронией.) Правда денег будет жаль.

Входит Паоло с подносом и двумя рюмками на нем. Он подает Реди рюмки и тот их выпивает.

Герцог. Ну, как вы, Реди?

Реди. Отлично, Ваше Высочество. Думаю, что мой эксперимент доказал, что не все тело у змей ядовито.

Герцог. Ну что ж. Вы победили, и вас ждет награда. (В сторону.) Пусть доктору выдадут деньги!

Реди целует руку герцогини, кланяется и уходит.
Комната Реди. Он сидит за столом и пишет. На столе стоят два горшка. Один из них прикрыт марлей. Входит Честони.

Честони. Здравствуй, Франческо!

Реди (радостно). Добрый день, Честони! Поздравь меня, друг мой, я сделал изумительное открытие.

Честони (оживленно). Что же ты открыл? Рассказывай.

Реди. Садись. (Усаживает Честони.) Дело было так. Про мух говорят, что они не откладывают яиц, а просто-напросто зарождаются в виде червяков в гнилом мясе. Я решил в этом разобраться. Я сидел в своем кабинете и задумчиво вертел в руках кусок мяса, вдруг в дверь постучали. Я сунул кусок в стоявший на столе горшок, прикрыл его и открыл дверь. Это был ты. Мы мило поболтали. За разговорами я забыл и о горшке, и о мясе. Да тут еще и герцог заболел, и я лечил его целую неделю. А через неделю... А через неделю я почувствовал отвратительный запах. Огляделся и увидел горшок. В нем лежал потемневший кусок гнилого мяса. Но на нем не было ни мух, ни червей. Я очень этому удивился и решил проверить, правда ли, что черви родятся из мяса. Я взял несколько горшков и положил в них по куску мяса. Часть горшков обвязал кисеей, часть оставил открытыми. Смотри, Честони, случилось то, чего я ожидал. (Показывает). В открытых горшках личинки мух просто кишат, а на мясе, прикрытом кисеей, – ни одного червяка!

Опыт  Реди

Опыт Реди

Честони. Право, это блестящий опыт и по доказательности и по простоте!

Реди. Ах, как я рад! Ты все понял. Мухи никогда не родятся из гнилого мяса. Черви не заводятся там сами собой. Они появляются из яичек, отложенных мухами!

Честони. И значит...

Реди. Значит самозарождение мух невозможно! Ничто не рождается из неживого. И теперь я хочу удостовериться в том. Я проверю это на бабочках, на жуках. Я докажу это!

Перед занавесом.
Паоло и Чезаре сидят на скамейке.

Чезаре. Паоло, расскажи мне, как дела у доктора Реди? Ты что-то давно о нем не вспоминал.

Паоло. Ты помнишь, как в прошлом, 1668 г., я показывал тебе его книгу о мясной мухе? О, эта книга! Она принесла доктору славу и... множество неприятностей! Ведь в ней он отнесся с большим недоверием к библейскому рассказу о пчелах, родившихся из внутренностей мертвого льва...

Чезаре. Ну и что тут такого?

Паоло. Ну как же? (Наклоняется к уху Чезаре, шепчет.) Ведь доктор пишет, что живое родится только из живого, а тут вдруг мертвый лев... (Громче.) Неделю назад один ученый обозвал его еретиком, вчера его назвали безбожником. Говорят и о том, что он подрывает авторитет Аристотеля.

Чезаре. Сам епископ Августин глубоко уважал Аристотеля.

Паоло. Но это, похоже, не пугает доктора. Он все пишет и пишет.

Чезаре. Как бы доктор не разозлил кардинала.

Паоло. Да, гневить кардинала опаснее, чем пить желчь змеи. Но я думаю, что доктор выкрутится. Взглянул бы ты на него в церкви. Он – само смирение. А сядет за стол писать – в глазах загорается огонь.

Дворец герцога. Герцог и герцогиня танцуют старинный итальянский танец (сицилиану, гальярду или испанскую сарабанду). Реди с Честони стоят в стороне и беседуют. Вдруг музыка обрывается.

Честони. Кардинал.

Входит кардинал. Все склоняются в глубоком поклоне.

Герцог. Милости прошу, Ваше Высокопреосвященство!

Герцогиня. Как я рада Вас видеть!

Кардинал. У вас сегодня мило... Но только этот еретик...

Герцог. Ну что вы, Реди – ревностный католик.

Герцогиня. И прекрасный врач...

Кардинал смотрит в сторону Реди, тот опять склоняется в поклоне. Честони отводит Реди в сторону.

Честони. Так ты не хочешь остаться? Сегодня герцог обещал развлечь нас постановкой оперы.

Реди. Нет, я сегодня не останусь. Меня ждет рукопись.

Честони. Что же ты пишешь?

Реди. Я не могу молчать, когда мне говорят, что пчелы родятся из внутренностей мертвого льва! (Кланяется и уходит.)

 Перед занавесом два ученика.

1-й ученик. А что было потом?

2-й ученик. Потом, почти через двадцать лет, в другой книге Реди описал форму и строение ленточных и круглых червей, а также органы размножения самок и самцов аскарид для доказательства наличия у них полового размножения. Умер Реди в возрасте 72 лет в 1698 г. в Пизе. Но это все потом, а сейчас Франческо сидит за столом в своем доме и с вдохновением пишет: «Все живое только от живого».

Занавес открывается, и взору зрителей предстает комната Реди. Он сидит за столом и пишет.

 

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru